Закон о нацбезопасности. Что изменится

Новый закон «О национальной безопасности и обороне» несколько лучше сначала подававшегося в парламент, но еще очень слаб и слишком декларативен

Закон, скорее, напоминает некий меморандум о направлении работы, а не прикладной документ.

Вижу, что после его принятия звучит спокойное недовольство из штаб-квартиры НАТО и от наших американских союзников. Фактически, задумки, которые вкладывались в эту идею, не были реализованы.

 

И в нем действительно есть попытки зафиксировать те вещи, на которых акцентировали его идейные вдохновители - политическое руководство НАТО и Госдеп США. Они выразили некоторые мысли по управлению ресурсами и войсками на основе докладов нескольких генералов. Это был глубокий анализ ситуации в Украине еще с начала войны с состоянием обороны и безопасности, материально-технического обеспечения, управления войсками, оперативно-тактической подготовки, подготовки войск и тактических возможностей при проведении военных операций.

 

Что удалось решить? Во-первых, разделить военно-тактические и гражданские функции в системе национальной безопасности и обороны. Во-вторых, разделить понимание и понятие, что такое безопасность и оборона. У нас эти вещи смешивались: иногда регулярные войска применялись во время проведения митингов, что категорически запрещается, так как провоцирует применение силы. Это недопустимые вещи.

 

Опять фактически остается за бортом вся система общественного контроля над вопросами обороны и безопасности Удалось также сделать некоторые вещи в вопросах материального обеспечения войск и ведения соответствующих тактических операций. Это видно на попытках разделить функции начальника Генштаба и Главнокомандующего ВСУ. Но это вопрос непростой. Сама модель, существующая в Украине, не предусматривает существования начальников штабов отдельных институтов в вопросах обороны. Поэтому еще не понятно, как это будет делаться, какую функцию здесь будет играть начальник Генштаба. Это уже видно хотя бы на примере так называемой нынешней ООС. Кроме норм права, еще есть правила и традиции правоприменения, поэтому над этим надо думать.

 

Беда в том, что правительство фактически как не имело, так и не имеет отношения ни к вопросам безопасности, ни к обороне. Остается только участие министра обороны в заседаниях Кабинета Министров и соответствующая бюджетная строка. На самом деле, и здесь требование финансирования этого сектора на уровне 5% ВВП, из которых 3% - на оборону, абсолютно никак не отображается в технологических процессах. Эта цифра еще абсолютно ничего не значит, потому что, как и ранее, будет приниматься «с потолка», как обычно это делается при написании проекта бюджета.

 

Еще хуже, что практически все эти попытки парализованы увеличением полномочий в вопросах кадрового обеспечения, оперативно-тактического управления и стратегического планирования, которые получил Верховный Главнокомандующий. С моей точки зрения, последние четыре года показали, что бездействие именно в этих направлениях является фатально катастрофическим.

 

Я уже не говорю о том, что в законе четко не обозначена роль гражданского общества. Такое впечатление, что там нет гражданского контроля над войсками. Да, есть попытки сделать это через определенные кадровые назначения, но на самом деле они абсолютно никак будут реализовываться. Это мертворожденные нормы, которые никак не интегрированы ни в общественный сектор, ни в парламентский комитет. Там снова фактически остается за бортом вся система общественного контроля над вопросами обороны и безопасности. Это то, над чем еще предстоит работать.

 

И еще одно. Этот закон обязывает внести изменения в целый ряд параллельных законов и подзаконных актов. Но от того, как это будет делаться, зависит то, что реально сможет этот закон изменить.

 

Роман Бессмертный

Новое Время

 

Loading...
Loading...