Зачем Facebook скорбит по ВКонтакте?

Запрет в Украине интернет-площадок с российской пропиской больше всего возмутил пользователей Фейсбука. Зачем же прогрессивная социальная сеть скорбит по ВКонтакте?
16 мая для Фейсбука настал “черный вторник”. Вы не ошиблись: не для Одноклассников, ВКонтакте, поисковика Яндекс и прочих сетевых площадок с российской пропиской, а для вполне себе американского, то есть — прогрессивного детища господина Цукерберга. Именно пользователи Фейсбука громко возмутились решением главы нашего государства заблокировать доступ украинцев к упомянутым выше ресурсам.

Отошедший от президентских дел Виктор Ющенко не зря назвал страну, которой пытался руководить, уникальной. Ведь в его времена журналисты и культурная общественность боролись с Национальной экспертной комиссией по защите общественной морали (НЭК). С тех пор ничего не слышал о разгуле цензуры в Украине. Даже бывшие регионалы не жаловались, что их не пускают куда‑то в эфир. О том, что ВКонтакте нельзя запрещать, как и о вреде запретов вообще, кричат те, кто с 2009‑го по 2015 год включительно требовал — и на Фейсбуке в том числе! — запретить НЭК.

Двойной стандарт налицо. То есть чтобы вы совсем поняли: государственную структуру, занимавшуюся ерундой, выискивая сиськи в телевизоре и проедая 4 миллиона бюджетных гривен, запрещать, по мнению Фейсбука, можно и нужно. А российские социальные сети, замеченные в антиукраинской пропаганде — нельзя. Сюда же сваливают российские фильмы и сериалы, которые нигде, кроме Украины, не смотрят. Бесплатные печатные издания, которые транслируют русский мир во всем его скромном обаянии и, кстати, не всегда сделанные в России. Риторика такова: все равно ведь будут смотреть, интернет стирает границы, вы предложите альтернативу, пусть победит сильнейший и так далее.

Любопытно, что Фейсбук-защитники российских соцсетей аплодировали видео с российской певицей Лолитой Милявской, которой запрещен въезд в Украину. Они же дружно требуют запрещать Кобзона с Газмановым, срывать концерты тех украинок, которые поют в России и вообще регулярно сверяются с сайтом Миротворец: кто там у нас новенький в черном списке. Шнур, Боярский? А запретите им даже смотреть в сторону нашей страны!

Ответ на эти странные вопросы заключается в том, что Фейсбук на Киркорова не ходит, Ментов не смотрит, Донцову не читает. Но быть ВКонтакте привык. Даже если считает Яндекс отстоем, гордо гугля все что нужно.

Получается, проблема отказа от российских сегментов лежит примерно в той же плоскости, что и бросить курить. И намного проще тем, кто не курил никогда. Мне, например. Не курил, в Одноклассниках не был, ВКонтакте не привлекался, в производстве пророссийского контента не участвовал. Да, таким типам не понять боли тех, у кого отнимают эти площадки,— особенно на фоне сводок с фронта, когда слышишь или читаешь ставшие, увы, привычными фразы о количестве наших ребят, которых физически уничтожил агрессивный русский мир.

И все‑таки проблема гораздо шире, чем просто скорбь о разгуле цензуры в стране победившего Майдана. Так, Репортеры без границ протестуют: мол, а как же с правом высказывать свое мнение? Предлагаю им и их единомышленникам перенестись на 79 лет назад в США и высказать свое мнение американскому народу, низвергнувшему свою национальную гордость — летчика Чарльза Линдберга. Который — всего‑то! — хорошо отозвался о лидерах нацистской Германии, даже получил орден из рук Геринга. С точки зрения борцов за свободу слова, Линдберг имел право высказать такое мнение, а те, кто предал его обструкции,— плохие люди. Заметьте, США еще не воевали с Германией, Вторая мировая вообще начнется через год. А у нас, на секундочку, воюющая страна.

И да, не забудьте о праве последователей Андрея Чикатило иметь свой аккаунт. Чтобы оттуда без границ высказывать свое мнение о том, как полезно очищать мир от человеческого мусора. Между прочим, расистские, гомофобские, антисемитские высказывания тоже при желании можно оправдать свободой слова. Правда, везде, кроме России, после такого не подают руки. Но Украина и уникальна своей безнаказанностью. Здесь те, кто голосовал за диктаторские законы и ходят с георгиевскими лентами,— всего лишь “политические оппоненты”.

Но в одном, пожалуй, с разгневанным Фейсбуком стоит согласиться. Запрет должен компенсироваться разрешением. И даже поощрением. Например — формировать, наполнять смыслом, развивать собственную идеологию. Слово давно проклято украинцами по понятным причинам — из‑за столетнего господствования здесь идеологии российского большевизма. Но ведь когда Америка осудила Линдберга даже не за связь с нацистами, а лишь за симпатию к ним — это и есть идеология. Причем идеология страны с эталонной демократией.

Андрей Кокотюха

Писатель, киносценарист

Метки: запрет российских сайтов
Loading...
Loading...