За что посадили Улюкаева

Российская власть создала прецедент: для обвинительного приговора достаточно просто доноса

Знаете, что самое любопытное в реакции экспертного сообщества на приговор Алексею Улюкаеву? Среди комментариев практически отсутствуют такие, в которых говорилось бы, что министр наказан за то, за что был осужден — то есть за вымогательство взятки в особо крупных размерах.

Система доказательств, представленная следствием, может всерьез напугать, но совершенно не может убедить. Ну, в самом деле, благодаря сериалам о полиции Нью-Йорка и их российским клонам сограждане слышали что-то о презумпции невиновности. Они знают (теоретически), что в тюрьму нельзя просто отправить по доносу. Они видели по телевизору, что обвинение надо доказывать. Не зря же киношные злодеи так стараются всякий раз убрать ключевого свидетеля. Ведь если его нет, и злодей не понесет заслуженного наказания. А тут ключевой свидетель участвовать в процессе не пожелал.

Очевидно, глава «Роснефти» Игорь Сечин счел для себя, как видного представителя путинской знати, унизительной саму необходимость отвечать на вопросы адвокатов. И самое поразительное — главный начальник страны, демонстративно стремившийся ранее соблюдать букву закона, все юридические формальности, публично освободил сподвижника от необходимости участвовать в процессе. Судье хватило заявления отставного генерала ФСБ, который был непосредственным организатором провокации. Оказалось, что достаточно сказать, что он слышал от Сечина, что Улюкаев вымогал у того взятку.

Главный итог «улюкаевского» процесса — отнюдь не в констатации того, что в России отсутствует правосудие. После судов над Ходорковским, «болотниками» и блогерами — это не новость. Новость в том, что российская власть создала прецедент: для обвинительного приговора достаточно просто доноса. Никакие иные доказательства не требуются.

Помните, как вслед за осуждением Ходорковского последовало несколько волн атак против бизнеса. Атак отнюдь не бескорыстных. По примеру Кремля прокуроры на местах отнимали прибыльные предприятия у успешных бизнесменов. Очевидно, теперь следует ожидать волны приговоров против госслужащих, основанных на ложных доносах.

Из этого следует несколько важных следствий. Некоторые аналитики сочли, что приговор — еще одно свидетельство сословного характера российского общества. Друзья Путина, мол, суду неподвластны. «Законы пишутся для подчиненных, а не для начальства, и вы не имеете права в объяснениях со мною на них ссылаться или ими оправдываться», — орал Бенкендорф на несчастного Дельвига. Но здесь мы наблюдаем нечто иное. Что Дельвиг, что Бенкендорф — представители второго «непоротого поколения» российской знати. Некогда освобождение элиты от телесных наказаний обернулось такими вещами, как кодекс дворянской чести — рождение особой морали служения Отечеству. Сейчас мы наблюдаем процесс деградации от «николаевского» периода истории современной России — в «петровский» или даже «допетровский». Во времена, когда что царедворец, что последний смерд являлись государевыми холопами. Самодержец мог расправиться и с тем, и с другим по собственной прихоти, без каких-либо объяснений.

Сейчас в прессе фигурируют разные объяснения того, за что на самом деле покарали Улюкаева. Говорят, в частности, что у экс-министра обнаружились счета за границей и он, как доложили Путину, собирался покинуть госслужбу и поселиться в иностранном государстве. Согласимся, с точки зрения главного начальника — это серьезнейший проступок. Практически умысел на госизмену. Вон Родченков про госпрограмму допинга сколько наговорил. А уж Улюкаев с его знаниями о движении государственных денег действительно мог представлять нешуточную угрозу. Особенно если учесть неподдельный интерес американских спецслужб к связям российских олигархов и правящего режима.

Очевидно, теперь главным обвинением в адрес сановников будет обвинение, ни в каком Уголовным кодексе не прописанное. Это обвинение в нелояльности Путину. Современный вариант «слова и дела». Опричники на местах постараются, будьте уверены.

Что делает в таких обстоятельствах чиновник, вдруг из небожителя ставший холопом? Наиболее рисковые бросятся строчить доносы, обвиняя начальников в сомнениях по поводу намеченного в Кремле курса. Большинство же попытается стать совершенно незаметными, так чтобы даже тень не отбрасывать. Затаиться, пересидеть в норке смутное время. Отличный подход для тех, кто по должности обязан ежедневно принимать решения, касающиеся нашей повседневной жизни. Можно не сомневаться, мы скоро это почувствуем.

Александр Гольц

Российский журналист, военный эксперт, заместитель главного редактора Ежедневного журнала

Метки: арест, Россия, Улюкаев
Loading...