Вынужденная остановка. Что произошло с безвизом

Украинцы сели в поезд Евросити и отправились в брюссельском направлении. Но рельсы на середине пути обрываются. И проволочка с отменой виз — лишь первый сигнал об опасности

Мы пока боимся произносить это вслух, но уже понимаем: Евросоюз заболел дезинтеграцией. Все симптомы налицо: выходка Великобритании под названием Brexit, ОРЗ — острое рашелюбовное заболевание, особо проявившееся во время выборов президента в Болгарии и Молдове, усталость государств—членов ЕС от скорости интеграции, решение Еврокомиссии дать добро Газпрому на расширение использования газопровода OPAL для поставок топлива в Европу в обход Киева. Вирус распространяется, поражая многие страны ЕС.

И на этом фоне проволочка с отменой виз для Украины — не столько проблема отношений Киева и Брюсселя, сколько одно из болезненных проявлений борьбы ЕС за свое сохранение.

И самое страшное заключается вовсе не в том, что накануне Нового года Евросоюз так и не положил украинцам под елку отмену виз. Скорее всего, это произойдет в 2017‑м. Другой сценарий маловероятен, хотя полностью исключать его, конечно, нельзя — не говори “Трамп”, пока не перепрыгнешь. Гораздо более серьезным для Украины является тот факт, что европейский проект переживает глубинный кризис. Для нас это может полностью изменить систему координат, в которой мы начертили траекторию своего движения.

Евромайдан подтвердил цивилизационный выбор украинцев. Пять парламентских продемократических сил вместе с президентом, подталкиваемые гражданским обществом, нацелились на Евросоюз. Образно говоря, мы поменяли машиниста, сели в поезд Евросити и отправились в брюссельском направлении. Но рельсы на середине пути обрываются. И нет никаких гарантий, что их успеют проложить в заветную точку нашего прибытия. Впрочем, сворачивать нам тоже некуда. Пока.

Влиятельный американский аналитический центр Atlantic Council в сентябре опубликовал исследование о глобальных рисках, с которыми предстоит столкнуться до 2035 года. Среди них: дефрагментация мира, способная перерасти в открытый конфликт между сильнейшими странами, а также изоляционизм, приходящий на смену интеграции.

Затягивание отмены виз — лишь первый звоночек о том, что евроинтеграция Украины и готовность присоединиться к НАТО может разойтись с траекторией развития наших западных партнеров в долгосрочной перспективе. И вразумительного ответа на этот вызов в Украине пока не сформулировали. В ЕС — тоже. Но он точно встанет ребром на следующих выборах. И судя по парламентской риторике, радикалы с популистами уже седлают этого коня.

В любом случае в визовом вопросе точка должна быть поставлена как можно быстрее.

Украинская власть частенько приезжала на саммиты Украина—ЕС как студент, не подготовившийся к выпускному экзамену. Но не в этот раз. Киев выполнил все 144 пункта программы визовой либерализации, поддержанной ЕС. Конечно, реформы мы проводим не на экспорт. Но ЕС также стоит помнить, что этот пункт дается не за хорошее поведение, а потому что мы — партнеры, выполнившие свои обязательства.

Для Европы также важно довести свое решение с отменой виз до конца, поскольку отсрочка негативно сказывается на репутации ЕС как последовательного и стабильного института. Ослабляет привлекательность европейских реформ в качестве основной мотивации для демократизации постсоветских стран, а значит, делает соседей уязвимее перед деструктивным влиянием режима Путина.

В день саммита Украина—ЕС знакомый горько пошутил: мол, ЕС в третью годовщину революции достоинства поступил так же, как и Янукович в ноябре 2013‑го,— не выполнил обещание, воплощавшее надежды миллионов украинцев. Теперь ЕС предстоит доказать, что он последовательный партнер Украины, а не “тому що послідовний”.

И, наконец, самое важное в визовом вопросе.

Закройте глаза и представьте, что программы визовой либерализации никогда не существовало. Были бы внедрены электронные декларации? Существовало бы НАБУ с соответствующими полномочиями? Был бы шанс для антидискриминационной поправки появиться в Трудовом кодексе? Вопросы риторические.

В каком‑то смысле безвизовый режим с Европой заработал. По крайней мере, с той ее частью, которую мы хотим построить внутри Украины. Настоящая же европейская интеграция начнется лишь тогда, когда для решительных реформ украинской власти не понадобится каких‑либо условий от ЕС.

Европа не придет к нам автоматически после отмены виз. Но мы не должны допустить, чтобы проволочка с отменой виз стала отговоркой для дальнейшего затягивания реформ.

Светлана Залищук

Народный депутат Украины (БПП), сооснователь движений Центр UA, Чесно, РПР

Метки: безвиз, ЕС
Loading...
Loading...