Вынести козла

Весь процесс подготовки и голосования законов по реинтеграции Донбасса показал, что украинская власть затеяла очередную игру. Осталось только понять, какую именно

На прошлой неделе парламент принимал два закона — о реинтеграции Донбасса и продлении особого порядка местного самоуправления на оккупированных территориях. Несмотря на их важность и контраверсийность, президент фактически продавливал проекты без должного обсуждения и по сокращенной процедуре. В результате процесс голосования вышел за рамки регламента — в ход пошли дымовые шашки, драки и блокирование трибуны.
Накал страстей вылился в эмоциональное восклицание Ирины Луценко, представителя президента в Раде: “Вынесите козла!” Слова касались оппонента, но стали своеобразным эпилогом всего происходящего. И на самом деле адресатом этого, мягко говоря, непарламентского выражения были многие, поддерживающие принятие законов.

И дело даже не в силе, которую собирались применить в Раде. Наоборот! Дело в катастрофической слабости — слабости слова, а именно неспособности вести диалог. Ключевая проблема, выявленная благодаря голосованию,— девальвация дискуссии и ее примитивизация.

Мы не единственная страна в мире, где политики делятся на два противоборствующих лагеря. Парламентаризм как таковой исторически сменил систему власти, при которой оппонентов следовало уничтожать физически. И пока мы не научимся “выносить” политического врага интеллектуально, лишь увеличим количество избирателей, мечтающих “вынести” депутатов из Рады. Без разбора.

Просматривая хронологию подачи законопроектов и их голосования, понимаешь, что президент не собирался вести дискуссию. Кстати, не только с оппонентами, но и с членами собственной фракции. Лидер Меджлиса Рефат Чубаров в конце концов отстоял свою позицию: без правок по Крыму закон об оккупации принимать нельзя. Но крайне прискорбно осознавать, что такой важный вопрос стал скорее уступкой лидеру крымских татар, нежели частью государственной политики в отношении оккупированных территорий.

Тот день показал, что Рада в парламентско-президентской республике так и не превратилась в платформу для политического диалога. Деоккупацию должны пережить не только Крым и Донбасс, но и Украина в целом — от старых политических элит и их древних форм реализации власти.

Вторая большая проблема такого быстрого принятия законов — их содержание. Эксперты высказали целый ряд замечаний. Во-первых, упоминание Минских соглашений в украинском законе может осложнить возможные маневры Киева по решению конфликта в будущем. Хотя под давлением многих депутатов эту норму в итоге убрали.

Что касается Крыма. Можно понять, когда европейские лидеры пытаются разделить диалог по Крыму и Донбассу. Но зачем Украине собственноручно подписываться под таким раскладом? Так же, как был нивелирован Будапештский меморандум, международные лидеры ищут возможность снизить цену кризиса, сместив его в Украину и Россию. Стратегически это проигрышная позиция для Киева. Подходы определения оккупации и агрессии России в Крыму и на Донбассе должны быть едиными.

Также до сих пор не прописана дата начала оккупации. А этот пробел нужно заполнить: для доказательной базы в международных судах по делу военных преступлений Путина, для формирования претензий Украины к России по вопросу финансовой компенсации и так далее.

Следующее замечание касается создания Объединенного оперативного штаба и усиления полномочий президента. В рамках нашей интеграции с НАТО одной из ключевых реформ является гражданский контроль над Вооруженными силами. Насколько новые нормы вписываются в эту реформу?

Есть еще один аспект, которому уделяют мало внимания. Как известно, парламент принял два закона: Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета…— в первом чтении, и продлении действия закона об особенном режиме местного самоуправления на Донбассе — в целом.

Но на деле оба стратегически противоречат друг другу. Первый — определяет Россию агрессором, возлагает всю ответственность на оккупанта и по крайней мере на уровне идеологии создает рамку возвращения территорий (при определенных условиях) исходя из украинских позиций, без болезненных уступок России. Второй закон предполагает создание анклава, который, являясь частью Украины, может десятилетиями угрожать движению страны в европейском направлении.

Один из решающих аргументов в пользу принятия закона о местном самоуправлении на Донбассе, как правило, звучал так: “Это ради сохранения санкций, мы никогда не воплотим его в жизнь, это лишь игра”. Но отсутствие дискуссии по второму документу, его декларативные нормы и проволочка с голосованием, растянувшаяся на два года, заставляют сделать вывод, что его принятие — тоже игра.

Светлана Залищук

Народный депутат Украины (БПП), сооснователь движений Центр UA, Чесно, РПР, член партии Демальянс

Метки: деоккупация Донбасса, Ирина Луценко, Меджлис
Loading...
Loading...