Время совершать невозможное

В Украине способность мечтать о лучшем воспринимается как наглость — вместо слов поддержки чаще можно услышать совет не выпендриваться. Но именно с безумной мечты начинается все великое

Недавно я стал свидетелем показательного разговора. В компании учащихся ведущего университета страны один из студентов поделился желанием поступить в топовый американский вуз. И был поднят на смех: мол, экзамены сложные, Америка далеко, и вообще — куда тебе. Нечто подобное мне приходится слышать почти каждый день: у нас часто осуждают попытку добиться выдающегося успеха. Ты можешь быть в чем‑то лучше большинства, но даже не думай стать лучшим в принципе. Будь лучшим у себя в селе или городе, может — в стране, но даже не думай о том, чтобы построить лучшую компанию мира или создать организацию, способную изменить мир. Не лезь, не выделяйся, не выпендривайся — все равно ничего не получится. Способность мечтать о лучшем воспринимается как наглость.

Но вот что я скажу: именно с такой безумной, болезненно прекрасной мечты о том, чтобы совершить невозможное, и начинаются все великие люди, организации и государства. Смелые мысли играют роль передовых пешек в шахматной игре: они погибают, но обеспечивают победу. 99,9 % безумных идей проваливается, но оставшаяся крупица рождает печатный пресс, Соединенные Штаты Америки или Google. Именно из таких безумных начинаний, словно из кирпичей, и состоит здание человеческой истории. И чтобы изменить сложившийся порядок вещей, всегда приходится идти на риск.

Украине не привыкать совершать невозможное. Успех Майдана и противостояние российской агрессии — блестящие примеры того, как решимость людей может повернуть ход истории. Но о достижении невозможного необходимо вспоминать не только в переломные моменты, это должно стать частью ежедневного мышления украинцев. И процесс пошел: медленно, со скрипом, но необратимо.

Например, в Украине на наших глазах зарождается по‑настоящему уникальная тенденция: низовая борьба с коррупцией. Отчаявшись в ожидании действий чиновников, активисты на местах борются со взяточничеством своими силами. Когда волонтеры Красного Креста Украины Анна Бурдиляк и Михаил Тульский обнаружили, что организация, не скрываясь, торгует гуманитарной помощью, коллеги наперебой рассказывали им, что коррупция — это “неизбежное зло” и победить ее невозможно. Однако ребята все же решились обратиться в прессу. После ряда публикаций руководство Красного Креста пообещало провести проверку зафиксированных фактов и привлечь к ней журналистов, но вместо этого организовало информационную кампанию против волонтеров, а затем исключило их из организации. Однако и Красный Крест понес потери: главу киевской организации уволили.

Или вот еще история: о сотруднике Института физики Академии наук Антоне Сененко, решившем развенчать стереотип о том, что “украинские ученые ничего не изобретают, а лишь проедают бюджетные деньги”. Антон начал активно писать в Фейсбуке об актуальных достижениях и открытиях отечественных научных коллективов.

Неожиданно, несмотря на скепсис, его посты стали собирать сотни репостов, а статьи в медиа — десятки тысяч просмотров. Не в последнюю очередь благодаря этому теперь широко известны такие украинские изобретения, как Кровоспас (аналог знаменитого кровоостанавливающего Celox), биоактивная керамика для сращивания костей и гидрогелевые повязки для заживления ожогов.

В последнее время в украинском обществе и СМИ проснулся интерес к отечественным научным разработкам — и толчком во многом послужила деятельность одного человека, которому просто надоело смотреть на то, как люди годами недооценивают достижения своей страны. А ведь публичный резонанс вокруг научных открытий не только обеспечивает приток молодежи в науку, но и привлекает к достойным украинским разработкам гранты и инвестиции.

Кстати, тот парень, с истории о котором началась колонка, тоже не отступился от своей мечты и уже подал документы, чтобы получить стипендию для учебы в лучшем вузе мира по своей специальности. И почему‑то я уверен, что у него все получится.

Мне хочется, чтобы украинское общество больше поощряло осознанный риск и здоровое честолюбие. Чтобы молодых людей призывали пробовать изменить свою страну, идти наперекор устоявшимся традициям, создавать крупнейшие мировые компании и решать важнейшие проблемы человечества. И чтобы в них верили и знали, что рано или поздно у кого‑то из них получится. Чтобы мы осознали себя как нация, сила, способная изменить историю и стать не просто еще одним членом Европейского союза, а одним из мировых лидеров. И чтобы в следующий раз в разговоре засмеяли не того, у кого есть амбициозная цель, а того, кто позволил страху затмить свою мечту.

Иван Примаченко

Сооснователь образовательных курсов Prometheus

Метки: здоровое честолюбие, общество, реформы
Loading...
Loading...