Возвращение Донбасса без сложных схем

Дважды в неделю я начинаю свое утро с разговоров с уборщицей Галиной Ивановной, переселенкой из Горловки. Она работает в институте, где я преподаю. Говорим о ситуации на временно оккупированном Донбассе, о том, как его можно вернуть. А еще в доме моей умершей тети сейчас живет семья переселенцев: муж, жена и трое детей. Тоже из Горловки.

Сегодня власти много говорит о реинтеграции Донбасса, ищут вроде какие-то пути, определяют планы. Но я не могу понять их институциональных подходов. Они оперируют понятиями территорий, границ, стен и почему-то считают, что с таким подходами можно проводить реинтеграцию. Это то же самое, что вам дали бы в руки лопату и сказали: «А теперь куйте железо»...

Главным измерением безопасной реинтеграции должен быть человек. Такая Галина Ивановна или семья из Горловки, или любой другой из оккупированного Донбасса, ждут ответов на свои вопросы. Я сегодня участвовал в круглом столе «Война, мир и реинтеграция: что будет после АТО?». Там собралось много участников: власть, эксперты, общественность. Пытался донести до них мысль, что в любых планах по реинтеграции центром должен стать человек. Если мы будем смотреть на ситуацию в таком измерении, то в конце концов справимся с этой задачей.

Главным измерением безопасной реинтеграции должен быть человек И не надо бояться человеческих коммуникаций с теми, кто оказался по ту сторону линии разграничения. Я здесь вспоминаю первый телемост между Вашингтоном и Москвой после завершения «холодной войны». Ох и «с любовью» общались американцы и Радянке. А почему бы нам не устроить уже сейчас такие прямые телемосты Киев-Донецк, Киев-Луганск? Давайте посмотрим друг другу в глаза и начнем говорить. Да, сначала будет очень трудно, неприятно. Но это возможность хотя бы открыть это общение. И это тоже реинтеграция через человеческое измерение.

А еще каждый день линию разграничения пересекает около четырех тысяч граждан. Люди, которые общаются с обеих сторон - это колоссальный потенциал. Надо вести очень правильную работу с ними, тоже учитывая человеческое измерение.

И еще одно. Я убежден, что к безопасной реинтеграции оккупированных территорий должна быть привлечена церковь. Когда я недавно начал об этом говорить, то началась очень интересная дискуссия - мол, стоит ли сотрудничать с тем патриархатом, или с тем? Давайте раз и навсегда прекратим эти разговоры! Тем более, что больше половины церквей на оккупированных территориях - протестантские. Украинское государство, для работы со своими гражданами на оккупированных территориях, просто обязано наладить каналы коммуникации через церкви.

Поэтому давайте смотреть на все немного проще. Возвращение оккупированного Донбасса не требует никаких сложных схем, институциональных подходов или, не дай Бог, военных операций. Только правильно построенная работа с людьми в конце концов позволит безопасно вернуть оккупированные территории домой, в Украину.

Роман Бессмертный

 

Метки: Донбасс
Loading...
Loading...