Вова, надо поговорить

Результаты парламентской кампании, которые, конечно, еще предстоит окончательно официально оформить, вызывают просто зудящую потребность послушать президента Зеленского.

 

Теперь-то нет никаких оснований отказывать Владимиру в полном праве называть себя президентом. Пока Верховная рада была ему открыто враждебна, правительство и в отставку не шло, и не демонстрировало желания сотрудничать, а результаты избирательной кампании не были до конца известны, называть его главой государства было как-то даже неуместно, будто с издевкой, в лучшем случае – авансом. А теперь, хотя еще нет нового парламента и ничего не ясно, что собой будет представлять новое правительство, уже понятно, что это будут ЕГО парламент и ЕГО правительство, и, значит, Зеленский уже самый настоящий глава, и спрос с него соответствующий.

 

Практически всем, включая самих «слуг народа», до последнего казалось, что придется иметь дело с коалицией, а это означало, что впереди согласования, уступки и компромиссы, как по кадровым вопросам, так и по важным законопроектам. Теперь еще возможно, что партия-победитель милостиво позволит создать коалицию с фракциями-малышами, но у тех резко понизились возможности что-то себе за это требовать.

 

У нас ведь и партийные программы особого толку изучать не было: туда можно позаписывать каких угодно чудес, но потом сослаться на отсутствие кворума-консенсуса и на предательство интересов страны и народа со стороны прочего депутатского корпуса. А нынче корпус –вот он, свой, прочный и с запасом. Вот бы и выяснить неотложные цели, которые ставит Владимир Зеленский перед парламентскими новобранцами, обозначить ближние рубежи и стратегические высоты. И, главное, что будет теперь делать он сам.

 

Все, что мы слышали от Зеленского до этого, сводилось к борьбе за власть, за реальное владение штурвалом и необходимыми рычагами. Он своего добился, вот-вот шестеренки схватятся, между волей и ее воплощением не будет препятствий, ну, или почти не будет. Полнота власти станет абсолютно ощутимой. Желательно бы, чтобы президент на пороге обретения этой новой силы и нового качества, напоследок поговорил с народом, как космонавт перед стартом. Связь с Землей потом, конечно, будет, но и стресс попрет такой, что только держись. Проговорить бы важные вещи, пока не вжало в кресло.

 

Проговорить их нужно, и лучше с этим не тянуть, для страны. Кого-то безмерно радуют, кого-то бесконечно пугают колоссальные возможности монопольной власти в руках людей, никогда не решавших столь сложных и ответственных задач. Правила приличия требуют эту тревогу попытаться развеять, а надежду закрепить. Страну заметно колбасит после годичной информационной обработки во время бесконечной избирательной кампании. Возврат общественной жизни в более-менее нормальные берега – тоже непростая государственная задача. По «квартальной» привычке они будут, конечно, греть аудиторию, но из предынфарктного состояния основные слои населения лучше бы вывести, при этом не охлаждая ожиданий.

 

Но ничуть не менее важно Владимиру Зеленскому поговорить перед людьми с самим собой. Та инаугурация, 20 мая, была перед парламентским залом, от которого исходили неприятие и неприкрытая враждебность. Очень даже понятно желание сказать ему что-то обидное в ответ, что в первые же минуты своего президентства Зеленский и сделал. А вот теперь бы, когда ничто не мешает, спокойно и максимально искренне рассказать о себе Украине. Кто ты, что ты и зачем нам нужен. И зачем тебе все это нужно. Без пафоса и дешевых заготовочек. Слишком серьезные вещи нам всем предстоят впереди, чтобы превращать такой разговор в концертное представление.

 

Пора, президент. И да, дублей не будет.

 

Леонид Швец, «Слово и Дело»