Ужасть, как хочу в Европу…

надион

… Стоя у подъезда с приятелем, он сильно размахивал руками и что-то порывисто, эмоционально говорил. До меня донеслось несколько фраз: «Ладно я… А мой сын почему должен гнить в нашей славной стране. Почему он не может гулять по улицам той же Франции и любоваться чистой набережной Сены или старинными замками?». Я понял, что мой сосед – евроинтегратор.

Я тоже хочу в Европу. Хочу хотя бы раз в год съездить в одну из ее стран, чтобы вместе с внучкой походить по музеям, узким улочкам старинных городков, дабы ощутить дух времен, которые в свое время зубарил на истфаке университета. Вот только… Только никак не пойму, откуда у моего соседа, выросшего в околокиевской деревне, более чем барские и отнюдь не европейские замашки. Уже не первый год не могу его отучить плевать и бросать недокурки в собственном подъезде, по ступенькам которого гуляет и его трехлетний сын. Никак не могу дообъяснить ему, что, выгуливая собаку во дворе, следует брать с собой целофановый пакет, дабы экскременты кокера не бросались под ноги его же ребенку, играющему рядом в песочнице. Еще многое не могу втемяшить в голову соседа, которому некогда думать об элементарных житейских вещах. Он ведь ночами не спит, мечтает о европейских ценностях.

Знаете, что меня поражает в этой жизни? Высокий уровень эмоционального гормона моих соплеменников. Скажешь им – вот там кисельные берега и молочные реки. Побежали! И побегут, поверив, а не перепроверив, а вдруг не кисель, а зыбкая трясина. Европеец живет с другой ментальностью – шага не ступит, пока в чем-то не убедится. Он, к тому же, по-хорошему меркантилен. И никогда не превратит свое жилище в хламидник, дабы всегда чувствовать себя продуктом цивилизации. Да и чтобы не оказаться в накладе – ибо в своей массе европеец законопослушен.

Уж сколько раз твердили миру -  семь раз отмерь, а уж потом… Ан нет! Цифры всегда считались вещью упрямой. Но мы им не верим. Хотя на это, наверняка, есть исторические причины. Но все же, хоть чуть-чуть, «включив» голову и проанализировав – ну хоть чуть-чуть: где, как, почему и с кем – можно сделать вывод своей, а не чужой головой. Однако эмоциональный гормон не пускает. С ним проще. Думать-то не надо! Тем более, что чужие головы не дремлют. В образах доморощенных и закордонных просветителей, которых хлебом не корми – дай побудоражить неустоявшиеся извилины. Но у них-то свои цели: кто-то хочет на плечах эмоциональных сограждан въехать во власть, а кто-то этих же, но не своих сограждан сделать изгоями в собственной стране.

Я не склонен считать, что власть всегда права. Убежден, и ей нужно семь раз отмерять. И делать это вовремя. И не мешало бы пересмотреть свое отношение к тому, что называется культурным уровнем нации. Большая тема – начиная от отказа от принципа финансировать эту самую культурную сферу по остаточному принципу до определения главного вектора внутреннего развития, который называется национальной идеей. Может тогда от слов – сотворим Европу на своей земле – мы бы более активно перешли к делу?!

А пока силен гормон эмоций. Ранящий, забивающий разум и трезвомыслие. И главное – не дающий минимальные надежды на безвизовую гульню по вылизанным европейским улочкам…

Евгений Надион

 

Loading...
Loading...