Уязвимые защитники: почему гибнут адвокаты

И как резонанс вокруг персоны подзащитного влияет на ведение его дела

Убийство Юрия Грабовского, который выступал адвокатом офицера ГРУ РФ Александра Александрова, всколыхнуло не только коллег и друзей погибшего, но и всю украинскую общественность. Дополнительный драматизм этому событию придала обсуждаемая ранее вероятность обмена российских ГРУшников на украинскую летчицу Надежду Савченко, приговор которой был озвучен накануне. Forbes поинтересовался у юристов, какие последствия гибель Грабовского будет иметь для судебного процесса, и существуют ли действенные механизмы защиты жизни и здоровья украинских адвокатов, сопровождающих резонансные дела.

Продолжительное время ученые и социологи изучали профессии с точки зрения их негативного влияния на самого представителя таковой. Среди всего многообразия отраслей жизни и профориентации профессия юриста стояла на первом месте, обгоняя в разы даже профессию хирурга.

Адвокат – не значит единомышленник

К сожалению, адвокатов стали втягивать в политические игры, привязывая их к личности клиента, подразумевая, что адвокат, выполняя функции и полномочия, которыми его наделило государство, обязательно разделяет взгляды и мнения своего подзащитного. Вряд ли кто-то задумывается о фрустрации – нравственном конфликте в профессии. Ведь адвокат обязан защищать, а по отдельным категориям дел и бесплатно предоставлять помощь, как бы он ни относился к совершенному клиентом тяжкому или особо тяжкому преступлению. Обязан оказывать ее профессионально, в соответствии с законом и морально-этическими нормами профессии.

Однако убедить общество в том, что адвоката нельзя ассоциировать с подзащитным, становится все сложнее, ведь профессиональный след наблюдается во многих громких делах, касающихся личности адвокатов. Одним из таковых можно считать и убийство Юрия Грабовского.

Говорить об отдельной тарифной сетке «за опасность и резонанс» – утопия. Выход один – частная охрана. И только самому адвокату решать, тратить ли на нее свои собственные средства

Может ли повлиять данный аспект на дело его подзащитного Александрова? Безусловно. И это будут не только процессуальные проблемы с заменой защитника, которому потребуется время для ознакомления с делом, что, в свою очередь, отразится на сроках его рассмотрения, но и возможные осложнения с «делом Савченко». По этому поводу уже высказался МИД РФ, обвинив Украину в том, что она не смогла обеспечить защиту адвокату ее граждан. Об этом влиянии уже говорил и Илья Новиков (адвокат Надежды Савченко), подтвердивший возможность осложнений в процессе, хотя приговор по первой инстанции уже вынесен.

Защищать и защищаться

Повальные обыски, нападения, давление, угрозы и убийства заставляют адвокатское сообщество не только защищать, но и защищаться. Отсутствие эффективного расследования подобных случаев со стороны власти подрывает принцип верховенства права, провозглашенный ст. 8 Конституции Украины.

Профессиональная деятельность адвоката – чуть ли не единственное связующее звено между задержанным, подсудимым и внешним миром. Только он стоит на страже соблюдения прав, учитывая то, каким образом иногда «выбиваются» показания из подследственных. История пестрит недавними фактами покушений и даже убийств адвокатов на профессиональной почве: неоднократное давление на Карину Москаленко, представляющую интересы семьи Анны Политковской, обозревателя «Новой газеты»; громкое убийство в 2009 году Станислава Маркелова в центре Москвы. И таких эпизодов на постсоветском пространстве становится все больше.

Убедить общество в том, что адвоката нельзя ассоциировать с подзащитным, становится все сложнее, ведь профессиональный след наблюдается во многих громких делах, касающихся личности адвокатов

Есть ли причинно-следственная связь между усиливающейся опасностью профессии адвоката и оплатой его труда? Здесь все решает соглашение между клиентом и защитником. Ведь даже в нашей профессии далеко не все делают большие деньги, тут роль играет фактор авторитета в профессии, участие и, главное, выигрыш в различного рода весомых и громких делах, мнение в разработке законопроектов и т.д.

Оплата государством, например, вторичной правовой помощи, согласно ст. 59 Конституции, очень мала. Таких адвокатов называют «бесплатными». И бытует мнение, что, соответственно, такого же качества услуги они и предоставляют. Но стереотип, сломанный Алексеем Шевчуком – защитником Геннадия Корбана, – дает основания утверждать, что гонорар и профессиональное отношение к делу никоим образом не связаны.

Да и критерии опасности и резонансности дела крайне относительны – вряд ли их можно обозначить тремя, или даже пятью пунктами. Поэтому говорить об отдельной тарифной сетке «за опасность и резонанс» – утопия. Выход один – частная охрана. И только самому адвокату решать, тратить ли на нее свои собственные средства.

Правоохранителей не сдерживает даже наличие адвокатской тайны – они изымают документы, обыскивают кабинеты и жилища адвокатов, тем самым осуществляя опосредованное давление на самого клиента

К сожалению, действующее законодательство не предусматривает каких-либо специальных мер, кроме общего законодательства, которое бы защищало адвоката от посягательств на его жизнь и здоровье. До суда доведено ничтожное количество заявлений о препятствовании профессиональной деятельности адвокатов, об угрозах жизни и здоровью, звучавших в их адрес.

В последнее время лишь начала формироваться практика привлечения к административной ответственности за отказ от предоставления информации на адвокатский запрос, не говоря уже о серьезных нарушениях прав. Правоохранителей не сдерживает даже наличие адвокатской тайны – они изымают документы, обыскивают кабинеты и жилища адвокатов, тем самым осуществляя опосредованное давление на самого клиента.

Все чаще стал обсуждаться вопрос предоставления адвокату права на ношение короткоствольного оружия, по аналогии с журналистами. Безусловно, кто-то скажет, что для пользования огнестрельным оружием необходимы определенные навыки, а такое право – не панацея и не гарантия самозащиты, и будут правы. Но все же жизнь диктует свои условия, и такое право необходимо узаконить, а вот пользоваться им или нет – личное дело каждого.

Метки: Надежда Савченко, Убийство Юрия Грабовского, Юрий Грабовский адвокат
Loading...
Loading...