Украина – точно социальное государство, министр не ошибся?

Если бы украинские чиновники подбирали наряды для домашних питомцев, то у них "морские свинки" ходили бы в тельняшках. А все потому, что у этих людей всегда были проблемы с дефинициями и весьма плоское понимание действительности, как Земля в античной модели Демокрита. Отсюда и тупиковая ветвь рыночных реформ в Украине. Эволюция "генетического кода" украинской экономики приводит порой к таким мутациям, что даже видавшие виды седовласые экономисты хватаются за сердце и запивают этот когнитивный диссонанс бромсодержащими седативными препаратами.

 

Судите сами. На каждом углу правительственные чиновники говорят о рыночной экономике, хотя на самом деле, качество рыночных механизмом этого отечественного "образования" оставляет желать лучшего. Почти 58% экономического ландшафта поделено между монополиями, олигополиями (контролируют треть рынка) и компаниями с единоличным доминированием (это когда три субъекта поделили 50% рыночного сегмента товаров и/или услуг). Добавим полное отсутствие антимонопольной политики, когда АМКУ занимается "фотоохотой" за "Газпромом", выписывая ему многомиллиардные штрафы, которые годятся лишь для проходных постов в "Фейсбуке", в то время как на АЗС ценники обновляются чуть ли не каждый день. Получаем на выходе квазирыночную эрзац-экономику, которая имеет такое же отношение к цивилизованному рынку, как ячменный напиток "колос" к кофе.

Или "рыночные" цены на газ и такие же "рыночные" тарифы, когда цена на газ украинской добычи привязана к так называемому импортному паритету немецкого хаба.

Примерно то же самое произошло в Украине с понятием "социальное государство", хотя это определение заложено даже в Основном Законе – Конституции.

Как заявил министр социальной политики Украины Андрей Рева, государственную социальную помощь в Украине получают примерно 44% жителей страны. В перерасчете на количество домохозяйств, получается более пяти миллионов, или два десятка миллионов человек. Но бесконечность не предел: по прогнозам премьера количество домохозяйств-субсидиантов может вырасти до 7 млн по причине роста цен на газ и сопутствующего увеличения зависимых от газа тарифов – на тепло и горячую воду.

Получается парадоксальная ситуация. На заре "реформ" идеологи "импортного паритета" говорили о том, что по мере роста доходов населения, численность субсидиантов будет поступательно сокращаться, пока "не войдет в берега". Но все украинские сказки заканчиваются известным "не так сталося, як гадалося", и данная реформа не исключение. Минимальная и средняя зарплата растет, аналогичные показатели по пенсиям тоже. Даже реальные доходы населения, по данным Госстата, начали в последние годы восстанавливаться. А количество субсидиантов при этом не падает, а увеличивается.

Может, вместо рыночной экономики мы семимильными шагами идем обратно Back to USSR? А что государственная банковская система у нас уже есть (60% системных активов), осталось ввести и новый принцип субсидиарной политики: от каждого по его способностям, каждому – по потребности. И это уже почти взлелеянный в "хрущевских" мечтах коммунизм. Даже не социализм. Там, как известно, каждому давалось по труду.

 

Современная система субсидий проста как инструкция по эксплуатации изделия ЛМ (лом металлический): достаточно перейти на зарплату в конвертах, задекларировать нулевые доходы и вуаля! За все уплачено. Как тут не удивиться "маразмам нашего городка": государство само толкает миллионы украинцев в объятия черного рынка, ведь если у тебя зарплата не превышает 10-15 тысяч, лучше получать "налом" и сидеть на субсидии. Таким интеллектуальным способом управления правительство не только раскручивает спираль бюджетных расходов на субсидии, но и вгоняет Пенсионный фонд в эпоху тотального дефицита. Финансового.

Как тут не вспомнить слова из песни: "Я такой другой страны не знаю…". Правительство создает порочную систему и при этом драпирует ее струпья в кумачовое полотнище якобы социального государства.

 

Как заявил профильный министр: "… Мы должны понимать, что, согласно Конституции, Украина – государство социальное". А вот так ли это, попробуем разобраться.

Понятие социального государства зародилось еще в 19 веке в период "прусского социализма". Недаром этот термин звучит по-немецки – Sozialstaat. Французский экономист Мишель Альбер классифицировал следующие виды капитализма: неоамериканский/ангосаксонский и рейнский, он же "социальный".

Последняя модель была реализована на практике Людвигом Эрхардом, выдающимся немецким экономистом, автором теории "благосостояние для всех". Сегодня экономическую модель Германии можно назвать термином "социальный либерализм", который предусматривает с одной стороны – обеспечение максимальных экономических свобод и раскрепощение духа предпринимательства, а с другой – наличие мощного блока социального обеспечения населения, гарантированного государством. Концепция социально-рыночной экономики впервые была сформулирована, как это ни парадоксально, в тяжелые послевоенные годы немецким экономистом Альфредом Мюллер-Армаком, который все время находился как бы в тени более известного Эрхарда. Согласно концепции Мюллер-Армака, ни государство, ни частный бизнес, не должны обладать монополией на принятие глобальных решений и в своей конечной цели все они должны служить простым людям и их интересам. Можно выделить базовые принципы немецкой социально-рыночной модели экономики: стремление к полной занятости; социальная справедливость; защита свободной конкуренции путем ограничения монополий; всемерная поддержка постоянного экономического роста; стимулирование торговли и стабильная национальная валюта.

Но на практике главный системообразующий элемент этой модели – наличие консенсуса между государством, бизнесом и наемными работниками относительно перераспределения национального продукта. Именно наличием/отсутствием этого консенсуса и объясняется богатство/бедность различных стран и уровень теневой экономики в них.

 

Сегодня наиболее адекватный баланс интересов государства и бизнеса наблюдается в странах "социального либерализма", таких как Германия, Австрия, Швейцария, скандинавских государствах. В Англии и США крен сделан в сторону бизнеса, во Франции и Италии – в сторону государства. Общий баланс то левеет, то правеет, и лишь в экономиках "рейнского капитализма" он находится на "золотом" сечении. Ausgleich или уравновешивание в доходах населения по медианному уровню – ключевое отличие "рейнцев".

Социальное государство по "рейнской модели" максимизирует принцип социальной справедливости. Краеугольным камнем этой системы является прогрессивный подоходный налог. Это в Украине 18% сдирают и с работника, получающего "минималку", и стыдливо удерживают с многомиллионных бонусов руководителя "Нафтогаза". В Германии богатые несут социальную ответственность за наличие в стране бедных и проявляется это в более высоких ставках налогообложения. Зато немецкие студенты могут бесплатно учиться в университетах, а в коммунистическом Китае и "социальной" Украине многие лишены этой возможности.

Еще одним элементом социального уравновешивания является налог на "большие" наследства, активы и имущество. Это у нас массово облагаются налогами "шикарные" квартиры выше 60 м кв., зато ставки налогов на роскошь далеки от оптимального уровня по причине отсутствия в стране эффективной системы оценки имущества.

 

Социальное государство должно выравнивать перепады между экономическим развитием регионов, а не концентрировать все ресурсы в столице.

Государство обязано обеспечивать не минимальные стандарты, когда в потребительскую корзину закладывается, условно говоря, одна пара трусов на три года, а социальную безопасность, выступая для своих граждан страховочной сеткой.

 

На данный момент можно выделить несколько критериев отнесения государства к типу социальных:

1) уровень бедности, и к разочарованию украинских чиновников, – в социальных государствах он минимальный, а у нас на уровне 50%. Ведь если кто-то назовет богатым человека, сидящего на "игле" субсидий, пусть первым "бросит в меня камень".

2) относительный эффект влияния социальных программ на уровень бедности – простыми словами, на какой процент сократилось количество бедных вследствие применения тех или иных стимулов со стороны государства. В Украине все действующие социальные программы не просто консервируют бедность, но и мультиплицируют ее.

3) доля ВВП, направляемая на социальные расходы, связанные с населением непенсионного возраста. А теперь вычленим из расходной части украинского бюджета те затраты, которые в контексте субсидий, медицины и т.д. идут на улучшения качества человеческого капитала в сегменте трудоспособного населения и молодежи. Кроме начального образования, которое сейчас опустилось до уровня "церковно-приходской" школы, государство никак не пытается влиять на качество социальной среды.

 

Еще больший парадокс заключен в том, что в Украине пытаются строить социальное государство на базе англосаксонского экономического инструментария, постоянно "играясь" в дерегуляцию, которая на практике превращается в тотальную дезорганизацию и утрату даже минимальных стандартов качества и контроля за безопасностью, когда поход в обычное придорожное кафе приравнивается по инфекционным рискам к экспедиции к истокам Амазонки или к племенам африканских масаев.

Наши чиновники так и не поняли, что социальное государство – это не страна нищих граждан на подаянии богатых "социалистов", а общество медианных доходов, где, в частности, нет главной язвы сегодняшней украинской действительности – трудовой бедности.

В общем, лепим Sozialstaat, но все почему-то Korruptionstaat получается…

 Алексей Кущ, экономист

112.ua

 

Loading...