Цугцванг и цейтнот Путина

райхельАвтор: Юрий Райхель, День

Похоже, что надежды России на вето санкциям Евросоюза со стороны Словакии, Чехии, Венгрии и Кипра несколько эфемерны. Первые три сильно зависят от поставок российского газа, и поэтому будут серьезно возражать против прямых санкций в отношении Газпрома. В остальном становиться адвокатами Москвы не будут. На позицию Венгрии влияют проблемы в отношениях с Брюсселем. Речь идет о реформировании Центрального банка и подчинении его правительству страны. По европейской практике главное финансовое учреждение должно быть независимым от действующей власти в стране. Есть и другие разногласия. Так что Будапешт увидел возможность что-то выторговать для себя. Очень защищать Россию ему нет особого резона, как и втягиваться в очередное противостояние с главными странами ЕС.

С Кипром сложнее. Слишком много российских денег в кипрских банках. Изъятие их правительству острова совсем не улыбается. Тем не менее, возможностей противостоять всем остальным, у Никосии никаких нет. В конце концов, основная финансовая помощь ее банковскому сектору, еще не оправившемуся после продолжительного кризиса, поступает все-таки от Европы.

Скорее всего, достигнут какого-то компромисса. Очень жесткие санкции, вроде отключения от системы платежей SWIFT, приняты не будут. Их отложат на случай, если Москва пойдет на расширение агрессии против Украины.

Надо полагать, что пойдут по пути расширения санкционного списка банков, лиц, которым запретят въезд в Европу, еще больше ограничат поставки товаров и оборудования для нефтяной и газовой промышленности, а также других товаров.

Окончательно можно будет судить только после оглашения полного списка. Заявления делаются резкие, реальность, как всегда, несколько иная.

Однако уже само ожидание санкций повергло Москву в серьезное напряжение. Рубль девальвировался в считанные дни уже более чем на 8%. И все понимают, что это далеко не предел. Несколько российских серьезных банков свели полугодовой баланс с отрицательным сальдо от 1 до 4 млрд рублей. На повестке дня повышение учетной ставки Центральным банком. Это ударит в первую очередь по рынку заимствования средств как юридическими, так и физическими лицами. К тому же, как сообщает агентство Reuters, в сентябре формально объем всех выплат по внешнему долгу России вместе с процентами составляет около 22 млрд долларов. В этом и проблема. Денег лишних ни в бюджете, ни у Центрального банка на такие цели нет. К тому же это не конец, а только начало. Дальше еще хуже будет.

Похоже, что в ожидании санкций Москва в Украине взяла паузу. В частности, остановлено наступление российских войск на Мариуполь и по другим направлениям.

В дальнейшем может реализовываться два сценария в качестве ответа Европе.

Во-первых. Чем сильнее ударят по России санкции, тем обширнее будет вторжение. Такая себе демонстрация надувания щек. Нам не страшен серый волк, вернее, ваши санкции. Все равно будем делать, что хотим. Нам будет плохо, но нас ничего не остановит. Кремль попытается откровенно блефовать. Именно в таком контексте следует рассматривать замечание Путина о том, что если он захочет, то его танки через две недели будут в Киеве. Последующие опровержения, в каком виде они сделаны, только подтверждают сказанное российским президентом. Своего рода испытание стойкости европейской нервной системы. Судя по реакции в Брюсселе и других европейских столицах, Москва попала в крайне неприятную ситуацию. Даже ее традиционным партнерам и клевретам все труднее защищать откровенно хулиганскую позицию Кремля. Отмечая годовщину начала Второй мировой войны многие в Старом Свете поеживаются от таких заявлений, находя в них слишком много аналогий с недавней историей.

Кадровые перестановки в Брюсселе, в частности назначение Дональда Туска и Федерики Могерини, тоже не должны внушать Кремлю оптимизма, как и перспектива правительственных изменений в Польше. Радослав Сикорский имеет значительные шансы стать преемником Туска. В Москве это не может не вызывать тревогу. По крайней мере, первые заявления Могерини уже не оставляют московским властям имущим и капли оптимизма.

Во-вторых. Замораживание нынешней ситуации. Что-то успели сделать, и то хорошо. Далее — заставить Киев выйти на переговорный процесс с изматывающими разговорами, опровержениями и т.д.

Кремль начинает понимать, что большего в данной ситуации он достигнуть не сможет, начинать большую войну нет возможности не только из-за санкций, но и по внутренним причинам. Воевать в Украине набирается не так уж и много охотников.

Все это явно ставит Путина в затруднительное положение, так как доказывать неучастие России в конфликте становится все труднее. Приходится считаться с усилением санкционного давления со стороны Запада и с активизацией внутренней оппозиции. Последнее беспокоит Путина и его окружение не меньше, если не больше, чем давление Европы и США.

Как отмечается в исследовании ведущего берлинского правительственного аналитического центра «Фонд науки и политики», чем больше давление украинских военных в рамках АТО, тем активнее националистические силы в России требуют от властей прямого военного вмешательства.

В исследовании задаются вопросом, как долго политическое руководство в Москве сможет выдержать такое давление. При этом следует отметить, что, согласно опросам Левада-Центра в августе, 43% респондентов не готовы поддержать правительство в случае открытого военного противостояния с Украиной. В марте таких было 23%. Это тот самый потенциал, на который при благоприятном стечении обстоятельств может рассчитывать оппозиция. Видимо, с этими настроениями связано и зафиксированное некоторое (по данным Левада-Центра) падение рейтинга Путина и небольшой пока рост числа граждан России, недовольных его политикой.

Совершенно не случайно именно сейчас активизировался бывший олигарх Михаил Ходорковский. Как отмечает британское агентство «Би-Би-Си», он выступил с заявлением о событиях в Украине, в котором осудил действия Кремля, назвав их открытым военным вмешательством. Возобновление работы учрежденного в 2001 году Ходорковским фонда «Открытая Россия», закрытого после его ареста, следует расценивать как его возвращение в политику. А ведь еще в декабре прошлого года это же агентство публиковало информацию об отсутствии у Ходорковского намерения заниматься политической деятельностью. Достаточно опытный политик, он прекрасно чувствует момент и стремится использовать благоприятную ситуацию. Для Кремля поступает очень неприятный сигнал. Ходорковский может если не стать лидером оппозиции, то, в определенном смысле, консолидирующим центром. Хотя об этом вслух не говорят, но соответствующих людей в российской власти такое развитие событий не может не беспокоить.

Уже очевидно, что потери личного состава российских войск становится ощутимыми. В городе Красный Луч местная власть получила указание от представителей российской армии, вторгшейся в Украину, выделить участки земли для захоронения погибших российских военных. Как сообщил пресс-секретарь Информационно-аналитического центра Совета национальной безопасности и обороны Андрей Лысенко, речь идет именно о солдатах и офицерах российской армии, которых решено хоронить в Украине. И это вовсе не потому, что не могут вывезти тела убитых на территорию России, а для предотвращения нежелательной огласки на родине.

Долго такое положение сохраняться не может. Чем больше родственников не будут получать сообщений от своих близких из армии, тем сильнее их тревога. Эмоциональное состояние матерей, жен, сестер и детей вполне понятно. Легко предположить, каким оно будет при получении известия о гибели дорогого человека, неизвестно где и при каких обстоятельствах. Тем более — при попытках власти сохранить все это в тайне. Напряжение в обществе будет возрастать, и подавить его, чем далее, тем сложнее.

Кремлю, видимо, стоит исходить из активизации антивоенных выступлений в стране, направленных против реального прямого вовлечения России в конфликт на украинском востоке. Причем чем больше будет масштаб вторжения, тем выше накал подобных настроений.

Для Путина возникает своеобразный цугцванг, который отягощается очевидным цейтнотом.

Расширение агрессии весьма чревато, уход из Украины вызовет сильное недовольство агрессивной части российского общества. И время работает против Кремля. Европа все более становится решительной, санкции скоро начнут сказываться, а если они будут расширяться, то этот момент наступит еще быстрее.

Киев не настроен вести переговоры с так называемыми лидерами террористов-сепаратистов, кроме чисто технических вопросов. Поэтому ничего не остается Кремлю, как объяснить подведомственному народу, что есть два варианта. Либо начнем воевать в Украине большим контингентом войск, но тогда и грузов 200 будет много, либо начнем уходить из Донбасса и оставим непокорную Украину в покое. Не очень трудно предположить, как ответит подавляющее большинство россиян.

До этого еще далеко. На данном этапе следует считаться с очередной попыткой военного давления. О чем и говорит постоянная перегруппировка войск вторжения, насыщение их тяжелой техникой наступательного характера. Вдруг Киев не выдержит.

Только зря надеются на подобное в Кремле. Народ намерен защищать свою страну. Несмотря ни на что. При этом часы, отсчитывающие время цейтнота будут идти. Неумолимо.

Метки: война
Loading...
Loading...