Три главных угрозы для мира

Самая большая угроза находится не в Сирии и не в Ираке, а в Вашингтоне

В течение ближайшего года ситуация в Украине, на мой взгляд, существенно не изменится. Но ее судьба беспокоит меня в более широкой перспективе: мировая система сталкивается с огромным вызовом. В мире сейчас существует две могущественные силы, находящиеся вне рамок этой системы, но стремящихся в нее попасть. Речь идет о России и Китае.

Эти два государства сильно отличаются друг от друга. Китай – практичное, стремительно развивающееся государство, укрепляющее свои позиции постепенно и пытающееся достичь максимального влияния. Сначала китайцы взялись за экономику, потом – за политику, и только после этого перешли к военному фактору. Китай действует рационально. Честно говоря, на их месте мы поступали бы так же.

Россия, тем временем, вызывает гораздо больше опасений. Это еще одна сильная держава, но в отличие от Китая, стагнирующая. Такие государства почти непредсказуемы. Вспомните Первую мировую: война началась не потому, что убили эрцгерцога Франца Фердинанда, а потому что Австро-Венгрия находилась в глубоком упадке, верила в свое исключительное положение на мировой арене, а также полагала, будто обязана применить военную силу для демонстрации своего могущества. В результате: ультиматум Сербии и война, в которую была втянута большая часть Европы.

Первый вызов: гражданская война в Сирии. Число беженцев растет с каждым днем, а решения конфликта так и не найдено. Чтобы понять масштаб сирийской проблемы, нужно посмотреть на нее с точки зрения Запада. Мы ненавидим Башара Асада, поскольку считаем, что он является источником этого кризиса. Мы выступаем против него. Вторая самая большая военная сила в Сирии – Исламское государство, и его мы тоже категорически неприемлем. Далее идет Аль-Каида (или Ан-Нусра), и мы, конечно же, тоже против нее.

Мы хотим стабильности в Сирии, но мы там против всех. Отчаянно пытаемся найти кого-то, кого можно поддерживать, понимая, что это должна быть демократическая сила, способная одолеть ИГ, Асада, Ан-Нусру, установить порядок в Дамаске, объединить страну и поддерживать ее демократический устрой. Если бы мы нашли таких парней, то с радостью дали бы и деньги, и оружие. Но пока мы их не нашли, и вряд ли найдем.

Второй вызов: Северная Корея. Мы закупорили эту проблему. Политику администрации Барака Обамы по отношению к Северной Корее можно описать как стратегическую терпеливость: лишь бы не коснулось меня. И это вполне рациональный подход, ведь невозможно решить все проблемы в мире. Но загвоздка в том, что парень сумасшедший. Что он собирается делать со всем этим арсеналом? Мы думаем, будто знаем, но на самом деле, это не так. Риск для наших союзников постоянно увеличивается. Прежде всего, для Южной Кореи и Японии.

Третий вызов: отчуждение Запада. Несмотря на глобализацию, свободную торговлю и наплыв беженцев, западные демократии отчетливо движутся в сторону отгораживания от остального мира. Одним из самых тревожных поворотов в этой связи может стать избрание президентом США Дональда Трампа. Да, американская демократия обладает прекрасной системой сдержек и противовесов, однако в области внешней политики президент США пользуется очень широкой свободой действий. Представьте, что Трамп придет к власти. Он может пойти на сотрудничество с Путиным, смириться с аннексией Крыма и т. д. Япония должна сама заботиться о своей безопасности, и возможно, ей для этого действительно нужны ядерные вооружения. Все эти решения американский президент может принять самостоятельно – ему не нужен для этого ни Конгресс, ни союзники, никто.

Я очень боюсь этой перспективы. На мой взгляд, это самая большая угроза для мира. Люди часто спрашивают меня, какого мирового кризиса я опасаюсь .

Фарид Закария

Политолог, эксперт в области международных отношений, ведущий CNN

Метки: Башар Асад, беженцы, война в Сирии, Дональд Трамп, Китай, президентские выборы в США, Россия
Loading...
Loading...