Страсти вокруг газа

Возможно, кому-то очень хотелось бы услышать от меня: «Никакого повышения цен на газ. Газ должен раздаваться бесплатно» или «IMF, get away! Убирайся из Украины и не навязывай нам ценовых решений». Но я не скажу ни того ни другого

 

Первое. А сколько мы платили за газ до последнего повышения? Если кто-то считает, что 7 тыс. грн (округляем) за тысячу кубометров, то это не более чем приукрашенная, упоительная, но все же иллюзия. Мы всегда платили и платим за газ реальную цену. И даже когда это было 450 долларов, и 304 доллара (в сентябре 2018-го на границе). Просто мы платили и продолжаем платить вторую часть стоимости такими болотистыми окольными путями, что только черти там вольготно себя чувствуют. Потому что именно там блуждает и невидимая часть цены, которую мы почему-то считаем, что платит кто-то другой, но только не мы.

 

Но это отнюдь не совсем так. Невидимую часть оплаты "делает" бюджет. Порой отслеживать и понимать этот процесс гораздо легче, поскольку это происходит непосредственно. Зачастую он проходит сложнее – с учетом доходов публичной компании Нафтогаз Украины, которые в любом случае связаны с бюджетом. Потому что публичная компания, как и бюджет, принадлежит всем нам, украинскому народу. Стоит хотя бы припомнить 104 млрд грн наших денег, которые пришлось заплатить бюджету компании в 2015 году. И это «грехи» не только этого года, но и многих предыдущих лет.

Впрочем, до сих пор мы никак не можем осмыслить и уяснить, что бюджет формируется только из нашего кармана. Мы почему-то полагаем, что это происходит только благодаря подоходному налогу. А это вовсе не единственный канал. Исключительным плательщиком такого источника казны, как НДС (и не только), является кошелек граждан. Потому что это – специальная надбавка к цене конкретного товара. Отсутствие таких помыслов и представлений, видимо, из-за того, что, к примеру, покупая хлеб, мы четко понимаем, за что платим. Но, внося дополнительную плату НДС при покупке хлеба, мы не знаем, за что платим – за оборону, образование, медицину или за тот же газ, потому что деньги попадают сначала, как говоритися, в общий котел, именуемый бюджетом.

Таким образом, мы всегда платили, платим и будем сполна платить за газ. Просто одну часть мы платим сами, а вторую – совместно, общиной. Стало быть, мы платим за газ даже больше, чем так называемая рыночная цена покупки, потому что в тихом омуте черти хорошо пируют.

 

Второе. Оправдана ли система многоканальной оплаты газа? Или зададим этот вопрос в другом формате. Должны ли мы с нашего общего котла поддерживать всех, или только тех, кому реально затруднительно? У меня такой вопрос никогда не вызывал раздвоение личности. Безусловно, я могу понять и поддержать политику относительно поддержки и помощи именно бедных слоев населения. Но если же это происходит за счет цены, то деньги попадают в карманы и тех, для кого годовая оплата газа – это один поход в ресторан. К тому же преимущество как раз на стороне тех, кто в больших объемах потребляет газ. А это, кстати, не самые бедные граждане. Уникальный вариант социальной политики. Может, пойдем в церковь и вспомним, кого из ближних надо поддержать, кому конкретно предоставить помощь?

 

Третье. Наличие двух цен на газ, отличающихся почти на 4 тыс. грн за тысячу кубометров, – это клондайк для злоупотреблений и коррупции. Достаточно всего лишь, чтобы дешевый газ попал туда, где должны платить гораздо более высокую цену. Учет у нас – лучше не бывает. Или мы верим в честных чиновников, которые ежедневно и ежечасно начнут контролировать денежно-газовые потоки, сметая на корню соблазн спокойно наблюдать, как совершенно рядом потоком льются чьи-то деньги (потому что мы никак не хотим принять бюджет как свой, а не чей-то, чужой)?

 

Четвертое. Поставки газа населению, производителям тепла и горячей воды на сегодняшний день монополизированы, его продажу осуществляет единственная компания. А этот рынок должен стать конкурентным. И потребители должны получить возможность выбирать поставщика, того, кто предлагает лучшие условия. Впрочем, пока что это невозможно сделать из-за принятых различных правил формирования цен. Из необходимости формирования конкурентного рынка следует и потребность в монетизации субсидии.

Итак, два заключительных момента.

 

Первый. Крайне важно задействовать слаженно функционирующую систему поддержки бедных слоев населения, оперативно при этом реагируя на сбои, которые могут периодически появляться.

Второй. Украинский газ. При нынешних решениях доходы добывающих компаний просто неприличные. Ими желательно поделиться с обществом. И не с теми суммами, которые фигурируют сейчас. В секторе сгенерирован доход, вполне достаточный и для масштабных инвестиций в газодобычу, и для солидных поступлений в украинскую казну. Кстати, уже не единожды поднимал эту проблему на различных уровнях. Однако к моим рекомендациям пока, к сожалению, не прислушались.

И в завершение... Зачем я все это сообщаю? Может, лучше вернуться к «Go home, IMF». Как просто и понятно, в отличие от моих, скорее всего, не столь уж простых объяснений. Многим это просто «убирайтесь» однозначно понравится. И главное – мозги не надо напрягать.

 

Но ведь именно в таком формате общаются с электоратом. Я же общаюсь с гражданами.

Виктор Пинзеник

Народный депутат, экономист

Новое Время

 

Метки: цена на газ
Loading...