Спутали карты

Россия выпустила двухсотрублевую банкноту с изображением аннексированного Крыма. Украина тут же запретила эту купюру. Но стоит ли отвечать на такие выпады? И если да, то как?
В предпоследний день работы Франкфуртской книжной ярмарки произошла небольшая детективная заварушка. Группа представителей Азербайджана под видом простых посетителей зашла на территорию стенда Армении и похитила оттуда все экспонировавшиеся карты Армении. Когда сотрудники стенда спохватились, похитители уже скрылись. Но далеко уйти не смогли. Еще в здании их догнала секьюрити выставки. Карты были изъяты и возвращены на стенд. Как вы уже догадались, причиной этой детективной истории стало изображение на упомянутых картах Карабаха территорией Армении.

Как‑то так само собой получилось, что после этого происшествия я специально прогулялся мимо стенда России, чтобы проверить, а есть ли там карты РФ с включенным в территорию страны аннексированным Крымом. Карт не было. Только книги. Но произошедшее наслоилось в моих мыслях на новости о появлении в России двухсотрублевой банкноты с изображением Крыма и естественной реакции украинцев на “монетизацию” аннексии полуострова. Теперь, так сказать, каждый россиянин может носить Крым в кармане. Этот “рублевый”, то есть “российский” Крым, конечно, попадет и в карманы украинских граждан, поддерживающих с РФ финансовые отношения, то есть продолжающих ездить туда на заработки. Они же, эти заробитчане, привезут его, скорее всего, и в Украину. Так что, пользуясь принципом “деньги не пахнут”, центробанк России запустил в мировой оборот еще один платежный документ, подчеркивающий, что за стоимость двухсотрублевой банкноты российское государство несет ответственность всеми своими богатствами, включая и изображенный на купюре Крым.

Я понимаю одобренное премьер-министром решение Нацбанка Украины о запрете использования в нашей стране данной купюры. Только ведь не будут же таможенники на границе заглядывать в кошельки всех въезжающих в Украину. Полагаю, запрет этот наверняка уже оживил воображение нелегальных менял, для которых решения Нацбанка, как и устанавливаемый им курс валют,— не указ. Да и коллекционеры банкнот оживились. Вспоминаю свое тайное и детское возбуждение, когда удалось в начале 70‑х выменять для своей филателистической коллекции немецкую марку 1943 года с портретом Гитлера. Причиной возбуждения как раз и была некая запретность не самой марки, а изображенного на ней главного мирового фашиста.
И вот думаю теперь: а надо ли отвечать на такие акции? И если да, то как? Выпад этот совершен Россией с явной политической целью. Продолжение последует. Я даже догадываюсь какое. А значит, все это — элементы продолжающейся войны с Украиной. А на войне принято отвечать на атаки контратаками. Только ведь эта война, в отличие от той, что ведется с реальным оружием, требует иного подхода и иного креатива. Здесь дипломатическими нотами или запретами можно только вызвать у воюющей стороны улыбку удовлетворенности: мол, раз так реагируют, значит, им больно.

Ну а для Украины Крым, конечно, является болью, но болью не единственной, не единственной раной, нанесенной нашей стране. И увековечивать, напоминать самим себе и миру об этих ранах, включая и аннексированный Крым, можно и нужно по‑разному. И первое, что мне пришло в голову как человеку, увлекавшемуся в детстве собиранием почтовых марок, так это выпустить несколько серий марок, посвященных событиям в Украине последних трех лет. И одну из серий назвать Тюрьмы России. На каждой марке — конкретная российская тюрьма, в которой находится гражданин Украины, выкраденный в Беларуси, как Павел Гриб, или похищенный вместе со своей малой родиной, как Александр Кольченко или Олег Сенцов. Зная количество сидящих в российских тюрьмах по сфабрикованным обвинениям граждан Украины, можно полагать, что серия получится большая и вызовет немалый интерес, если не ажиотаж, в том числе и у российских филателистов. Да и на письма и бандероли, отправляемые в РФ в те же тюрьмы украинским узникам, такие марки можно клеить. Почему нет? Марка, как и денежная банкнота, границ не знает: куда письмо отправишь, туда она и полетит.

Интересно, а как российские власти с такими (и другими похожими) марками бороться будут? Семинары для почтальонов устраивать или в каждом почтовом отделении вводить должность марочного цензора? Как бы там ни было, а марки, как и банкноты, долго хранят историю своих стран. Дольше, чем газеты или журналы. Так что осталось дело за малым: согласие Укрпочты и работа художников-миниатюристов. Это, конечно, лишь один вариант украинского ответа на новую “гибридную атаку” РФ. Но народ у нас креативный. Думаю, похожих идей может возникнуть множество. Было бы кому решения принимать!

Андрей Курков

Писатель

Метки: Крым, нота протеста, Россия
Loading...
Loading...