Сколько денег «прокачивает» нефтегазовый сектор

Уже через 10 дней – 17 октября – Украина обязана опубликовать первый отчет о работе своей нефтегазодобывающей отрасли. Это требование международного сообщества – «Инициатива прозрачности добывающих отраслей» – ИПДО (EITI – Extractive Industries Transparency initiative). К сообществу Украина присоединилась еще в 2009 году, а 17 октября 2013 года получила статус страны-кандидата EITI. Для имплементации этого статуса и должна быть подготовлена и опубликована консолидированная информация о платежах компаний в бюджет и расходовании государством средств, полученных от добычи нефти, газа и транспортировки углеводородов.

Весь процесс работы контролирует многосторонняя группа заинтересованных лиц, в которую входят представители общественности, бизнеса – частного и государственного – и центральных органов исполнительной власти, которая была создана в 2013 году. В июле 2015 года многосторонняя группа вместе с Минэнергоугля провели конкурс и выбрали национальный секретариат для обеспечения текущей работы EITI и независимого администратора для подготовки отчета – им стала международная аудиторская компания Ernst & Young (EY).

Прозрачность в нефтегазодобыче актуальна для Украины, ведь в последнее время появляется много сообщений о попытках некоторых компаний получить лицензии на разработку месторождений вне закона. А значит, эта отрасль остается привлекательной для бизнеса. Как идет подготовка отчета и с какими проблемами сталкиваются специалисты, рассказал представитель администратора, старший консультант EY Андрей Китура.

Найти всех

Мы готовим первый отчет Украины в рамках данного стандарта, поэтому он будет несколько упрощен. Отчет будет покрывать только нефть и газ, и касаться только 2013 года. Хотя в других странах стандарт покрывает любую деятельность по добыче. Уже в следующем году предполагается, что украинский отчет будет включать уголь и железную руду, а в перспективе, возможно, добавятся и другие полезные ископаемые.

EITI предусматривает достижение максимальной прозрачности и ясности информации. Когда у журналистов, чиновников, экспертов или любого заинтересованного лица возникнут вопросы, связанные с добычей ресурсов, они должны иметь возможность легко найти информацию в открытом доступе и за два-три клика все понять.

Отчет для EITI – не аудит. С одной стороны, мы собираем данные добывающих компаний: сколько средств они платят в бюджеты разных уровней. С другой – аналогичную информацию от государственных органов. И сравниваем эти цифры. Если между ними есть разница, мы должны выяснить причину. Мы не проверяем каждую цифру, не подтверждаем ее полноту или достоверность. Если это официальный отчет госоргана или компании А-Б-С за подписью ответственного лица, мы считаем, что такие цифры являются корректными.

Мы провели большую подготовительную работу. Например, нам надо было определить круг компаний, которые должны быть отражены в отчете, составить перечень всех возможных платежей, осуществляемых компаниями в пользу государства.

Выяснилось, что в Украине, чтобы начать деятельность по добыче нефти и газа, нужно провести работу с сорока органами и институтами для получения различных разрешений, согласований, админуслуг и т.д. Это очень долгий процесс, и почти на каждом этапе компания должна за что-то заплатить: большую или меньшую сумму, но это реальные платежи, которые куда-то идут. Составление этих перечней было сделано на первом этапе, когда мы готовили анкеты и рассылали всем компаниям и государственным органам.

Властелины цифр

Пожалуй, самый важный в плане качества второй этап – сбор данных. Он также был не прост. В нашей стране не все так прозрачно, как мы хотели бы видеть. Информация может быть формально открытой, но публично ее найти невозможно. Она может быть только в бумажной форме, и лежать где-то в кабинете чиновника. Надо сделать несколько шагов, чтобы ее получить, и нет никаких гарантий, что ее дадут.

Какие-то компании по разным причинам не хотят или не могут предоставить необходимую информацию. Или дают информацию в том виде, который нужен только для отчетности в Украине. С другой стороны – масса государственных органов, которые не всегда работают эффективно и которые не всегда могут оперативно предоставить данные. Да и вообще не заинтересованы.

Впрочем, даже увидеть текущую картину – это прогресс в работе с компаниями отрасли. Предварительный результат: менее 30% прислали нам качественный ответ. Под качественным ответом подразумеваются хотя бы какие-то данные. Не всегда они были полными, не всегда корректными, но это положительный ответ. Практически 10% компаний прислали нам ответы, которые заключались в отказе предоставить данные. Еще около 10% компаний пока молчат. Мы надеемся получить от них данные в ближайшее время. У менеджмента компаний есть понимание необходимости раскрытия такой информации, но где-то есть технические проблемы, где-то – административные.

А вот остальные 50% респондентов не ответили вообще, либо их не удалось найти. У нас есть примерно 25% компаний, которые, по нашим данным, имеют разрешения на добычу нефти и газа, но не отвечают на запросы либо не находятся по месту своей регистрации или почтовому адресу. Найти их пока невозможно. Это ненормальная ситуация для страны. Я думаю, мы должны решить эту проблему в будущем.

Касательно нашей работы с государственными органами и госпредприятиями. Наибольшее количество ответов мы получили от местных органов исполнительной власти: это местные государственные администрации, управления госфискальной службы на местах, иногда областные советы, где есть экономические департаменты или департаменты планирования. Они достаточно адекватно и в большинстве своем вовремя отвечали на наши запросы.

Что касается центральных органов исполнительной власти, то в принципе мы получили ответы в той или иной форме от большинства органов, которые являются важными, либо же данные от которых важны для отчета. За исключением Государственной фискальной службы.

Самая худшая ситуация с государственными предприятиями, предоставляющими различные услуги. Частично это оправдано, некоторые из них находятся в стадии ликвидации. В 2013 году они могли вести активную деятельность, а сейчас работают один календарный день в неделю, когда на работе появляется только директор, бухгалтер и охрана. Они физически могут не обладать или не иметь возможности предоставить информацию. С другой стороны, были случаи, когда информация была, и все это понимали, но существовало некоторое сопротивление в том, чтобы предоставить ее для отчета.

Третий этап – это сверка полученных данных от обеих сторон (бизнеса и государства) и выяснение различий. Различия есть всегда, и не только в Украине. Пока нас сложно сравнить с другими странами, потому что отчет еще не готов. Но в такой стране, как Норвегия, например, которая является hi-level в открытости, процент различий составлял более 40%. То есть у 40% компаний были различия между тем, что компания полагала, что она заплатила государству, и тем, что государство считало, что оно получило от компании.

Потому если мы найдем в Украине такие различия, это не будет признаком того, что у нас все катастрофически плохо. У нас различия не будут настолько значимыми, так как данный сектор для Украины не является столь важным и мощным, как в странах Персидского залива или в той же Норвегии.

Очень важный вопрос в рамках данного стандарта и в принципе для понимания роли отрасли – оценка доли, которую эта отрасль составляет в экономике Украины. Мы уже слышали от некоторых регионов, что одна отрасль кормит всю страну, а другие всего лишь получают различные выгоды. Так вот, когда отчет будет готов, общественность сможет увидеть долю взноса нефтегазовой отрасли в экономику всей страны.

Прозрачные потоки

Добывающая сфера, а именно нефть и газ, имеют очень много специфических особенностей, с которыми не знакома основная масса населения. Поэтому отчет фактически состоит из двух частей. Первая – контекстуальная, где мы говорим о специфике отрасли. Например, технические параметры, объемы добычи, тренды в отрасли, где описываются режимы нормативного регулирования, в частности, различные законы, определяющие порядок деятельности, перечень и полномочия госорганов, осуществляющих регулирование в данной области, фискальный режим, который в нефтегазовой индустрии является достаточно сложным.

Очень важный элемент данной части отчетности – раскрытие того, как средства, полученные от добывающих компаний, используются нашим государством. Этот вопрос, к сожалению, априори не может быть четко решен в наших реалиях. 95% платежей поступают в общий фонд бюджета Украины и распределяются «на всех». И отследить, куда пошли доллар или гривна, полученные от конкретной нефтегазовой компании, невозможно. Но хотя бы для общего понимания: какой именно бюджет, какие объемы и что на эти средства можно направить, например, на определенную потребность государства в медицине, такое понимание после публикации отчета у общественности будет.

Что касается второй части отчета, где идет сравнение именно цифр. Она включает в себя все возможные платежи в пользу государства, но ее можно разложить на несколько основных блоков. Первый блок: налоговые платежи, которые попадают в бюджет – местный и государственный. Второй: платежи в пользу государственных и бюджетных предприятий. Это именно те предприятия, в которые нужно было обратиться на этапе согласования различных разрешений. Или те, что предоставляют различные услуги уже в процессе деятельности – технические, административные, связанные с горной оценкой, геологической информацией, разведкой. Они являются бюджетными, получают какие-то платежи, но сложно было отследить и сравнить цифры, поскольку не все они ответили на наши запросы.

Третий блок: система требует от нас раскрытия многочисленных «других платежей», иногда даже не в денежной форме, если таковые имеются. Что под этим подразумевается? Например, достаточно часто частные компании добывающей отрасли могут нести социальную нагрузку, к примеру, финансировать строительство дороги, местной инфраструктуры, школы, помогать местной общественности. Это должно делать государство, это его функция, но если это делает частная компания, то фактически это можно классифицировать как некоторые бонусы, которые государство получает от компании, так как оно сэкономило средства.

Мы просили компании и государственные органы предоставить подобную информацию. Скажу откровенно: мы получили очень мало ответов, и это плохая ситуация. Впрочем, это достаточно мелкие платежи, трудно вести их учет, они могут поступать в натуральной форме в разные места и в различные органы. Найти и подтвердить эти цифры иногда просто невозможно. Но мы стремимся раскрывать такие цифры, и мы надеемся в будущем достичь большей прозрачности в этой сфере.

Есть еще один специфический элемент отчета EITI, который в Украине будет трудно раскрыть. Речь о квазифискальных доходах государства или расходах, когда «Нафтогаз» компенсирует за счет своего дефицита низкие тарифы на энергоресурсы. Фактически на это тратятся бюджетные средства. Впрочем, такая задача перед нами стояла, и максимум того, что мы смогли сделать, мы раскроем в отчете, чтобы он был понятен и интересен для широкой аудитории.

Для нашего государства и для нашей компании этот проект является чрезвычайно важным, мы понимаем уровень обязательств, которые Украина взяла на себя перед международным сообществом. Поэтому, хотя бы в эти финальные сроки, мы нуждаемся в поддержке со стороны госорганов, чтобы донести до некоторых чиновников информацию о последствиях, которые могут наступить после срыва публикации этого отчета.

Справка Forbes:

В настоящее время участниками международного общества EITI являются 48 стран. В 44 из них стандарт прозрачности действует постоянно. Среди них: США, Канада, Великобритания, Австралия. Там процедура прозрачности отчетов уже стала нормой. Так что Украина просто движется к норме, которая действует в развитых странах уже с 2002 года.

Участие в Инициативе прозрачности добывающих отраслей является международным обязательством Украины. О ней говорится в требованиях Всемирного банка и Европейской комиссии для предоставления второго транша макрофинансовой помощи. Таким образом, своевременное обнародование отчета – требование международных финансовых институтов. Представители Всемирного банка отметили, что этот отчет должен показывать трансформацию работы в секторе к большей открытости и пониманию. Украине нужно создать такую систему электронной отчетности, чтобы все компании сектора подавали информацию автоматически, а система ее автоматически обрабатывала.

Андрей Китура

старший аналитик международной аудиторской компании EY

Метки: добыча газа, добыча нефти, налоги, рента
Loading...
Loading...