Рынок электроэнергии по-новому. Памятка для тех, кто не понял

Заканчивается первый месяц работы нового оптового рынка электроэнергии в Украине.

Хотя "блэкаута" не случилось, у многих участников рынка, потребителей и даже у премьер-министра возникли недоуменные вопросы и неприятные открытия.

Почему выросли цены? Почему в полном объеме не осуществляются платежи "зеленой" энергетике?

Почему вся электроэнергия на рынке на сутки вперед (РСВ) продается по ценам, близким к максимальным, и при этом нарастает дефицит для удовлетворения заявок покупателей?

Каким образом технологические потери электроэнергии в сетях, около 16 млрд кВт-час, оказались в категории "забезпечення загальносуспiльних iнтересiв"?

Кто стал бенефициаром нового порядка формирования цен на электроэнергию?

 

Сначала о ценах. У всех потребителей, кроме населения, цены на электроэнергию вырастут в среднем на 25%. Причем эти цифры не окончательные. Реальная стоимость потребленной электроэнергии станет известна после сведения баланса выработки и потребления электроэнергии в июле в целом по стране.

 

Причины — рост цен на электричество, выработанное АЭС и ГЭС, рост тарифа оператора магистральных сетей НЭК "Укрэнерго" на величину дотаций "зеленой" энергии, цены на которую превышают разумные раза в три, рост субсидирования для населения, до 60 млрд грн, в силу увеличения первых двух компонентов.

 

Еще одним фактором роста цены могло стать увеличение тарифов облэнерго на величину роста стоимости электроэнергии для компенсации потерь в сетях.

 

Однако Кабмин волевым решением, в нарушение закона "О рынке электрической энергии", установил на эту электроэнергию фиксированные цены в размере 0,56 грн за кВт-час, приравняв их к ценам для населения.

 

Частичным компенсатором этого роста могло бы стать снижение цен на электроэнергию, произведенную на ТЭС в связи с падением почти вдвое цен на уголь и газ, которые составляют более 70% в себестоимости тепловой генерации.

Однако так называемые price cap, предельные цены на РСВ и балансирующем рынке, установленные энергетическим регулятором НКРЭКУ, проигнорировали этот фактор, поэтому тепловики имеют почти такую же средневзвешенную цену на свою электроэнергию, как и в период действия "Роттердам+".

 

Отказ правительства от первоначально предложенной НКРЭКУ модели финансовых компенсаций субъектам "специальных обязательств", призванных обеспечить все эти субсидии и дотации, привел к появлению квази-рынка.

 

Во-первых, 90% атомной электроэнергии решением Кабмина продается на псевдо-аукционах по фиксированным ценам, 0,56 грн за кВт-час, только "специальным покупателям", выполняющим "специальные обязанности".

Это лишило возможности крупные промышленные предприятия с непрерывным режимом работы и ровным графиком потребления заключать с государственным "Энергоатомом" взаимовыгодные договора.

 

Во-вторых, значительная часть "льготного" тока перепродается субъектами со специальными обязательствами на спотовом рынке по другим ценам.

Особенностью спотового рынка является то, что вопреки распространенному заблуждению о том, что цена там формируется как баланс спроса и предложения, на самом деле покупатели вообще никак не влияют на цену этого рынка.

 

Цена на РСВ и ВСР определяется ценой электроэнергии, выработанной самым дорогим генерирующим блоком (с учетом price cap — 2,05 грн за кВт-час днем и 0,9 грн за кВт-час ночью), который участвует в физической выработке электроэнергии, потребленной в данные календарные сутки.

Проще говоря, учитывая структуру генерации и ограниченные возможности импорта, цены на спотовом рынке определяются исключительно ценовыми заявками тепловой генерации. При этом продавцы более дешевой электроэнергии, покупающие ее у "Энергоатома" и "Укргидроэнерго", продают ее по самой высокой цене, зарабатывая внушительную маржу.

 

В-третьих, в новом рынке никто не может заставить тепловую генерацию продавать электроэнергию по ценам, которые ей не выгодны. Поэтому наблюдается устойчивая тенденция неудовлетворения заявок на покупку тока ночью, так как cap price тепловики считают слишком низким.

В итоге не купленная, но потребленная электроэнергия плавно перетекает на балансирующий рынок, где она будет стоить не 0,9 грн за кВт-час, а 1,03 грн.

 

Вся эта смесь фиксированных и предельных цен, дискриминация отдельных участников рынка, широкие возможности ручного управления говорит не о создании нового рынка, а о новом административном порядке определения цен.

 

Теперь о "зеленой" энергетике, оказавшейся одной из жертв "нового рынка".

Дело в том, что проблемы старого "Энергорынка" никуда не исчезли и проявились в новом качестве. Речь идет о большой группе потребителей, которые либо не платят за электроэнергию, либо платят не вовремя и которых невозможно отключить (шахты, водоканалы, экологически опасные производства).

Если в старом рынке эти проблемы замыкались на ГП "Энергорынок", то теперь в конце "пищевой цепочки" оказалась НЭК "Укрэнерго". Именно эта компания должна собирать деньги за "небалансы", куда автоматически будут попадать все те, кто электроэнергию потребил, но не оплатил.

Для таких потребителей совершенно не важно, по какой цене они ее не оплатят. Об этом наглядно свидетельствует полугодовой опыт работы компании "Укринтерэнерго", которая стала "поставщиком последней надежды".

 

Пикантность ситуации в том, что если раньше ГП "Энергорынок" перекладывало "кассовые разрывы", величина которых 1 июля достигла 12 млрд грн, на все виды генерации, то НЭК "Укрэнерго" может переложить их только на "зеленых". А тут еще и судебное решение, заблокировавшее возможность "Укрэнерго" получать деньги по тарифу, львиную долю которого и составляли платежи "зеленым".

 

Не буду останавливаться на многочисленных "технических" проблемах нового рынка: отсутствии прозрачной системы коммерческого учета, нестыковках в нормативных актах, подвисающем программном обеспечении, отсутствии в открытом доступе важной информации от ОСП и ОР, ручном документообороте.

Важнее подчеркнуть, что запущенная впопыхах система требует корректировки: появления на рынке конкуренции и прозрачности и искоренения дискриминации. Сделать это, не решив проблему неадекватных тарифов для населения и не создав возможности для полноценного импорта электроэнергии, невозможно.

Александр ПРИТЫКА

президент Агентства инвестиционного менеджмента

Украинская правда