Российские сладости

Несколько дней все в украинском медиа-пространстве (и отчасти в российском тоже) стебутся и ёрничают над санкциями Кремля против украинских политиков и предприятий.

 

Да, этот список – повод похохотать и вспомнить Петрова-Боширова. Хотя, справедливости ради, отметим, что он раз в 5-10 меньше, чем аналогичный украинский список. Российские санкции против Украины – это 322 персоны, 68 юрлиц, украинские против РФ – 1759 персоны, 786 юрлиц.

Вместе с тем, в российском списке просматриваются некоторые вполне прагматические политические и торговые устремления – отжать кое-что в украинских олигархов в Крыму и близких к нему регионов РФ, выкинуть с российского рынка и рынков стран СНГ украинских производителей лекарств, КРАЗы и много что еще. Просматривается и хитрая схема финансовой поддержки на выборах Медведчука и его политического контекста.

Но – и это самое неприятное для украинского политического поля – кажется, Кремль решил поиграть с Украиной в рефлексивную игру. Что в целом характерно для гибридной войны.

 

Рефлексивное управление – это такая асимметричная игра, где последующие действия одного противника зависят от реакции другого. Где один игрок дает противнику заведомо ложные основания для принятия тем деструктивных решений. Люди, которые отвечают в администрации президента РФ за украинское направление, хорошо знакомы с технологиями и методологией Щедровицкого, Лефевра, Лепского и других из сообщества "методологов". И вот теперь, насколько можно судить, эти люди очень внимательно следят за полемикой в украинском информационном пространстве после заброшенной наживки в виде "политической" части санкционного списка.

Вот смотрите, в списке нет Порошенко. Но есть Тимошенко. Понятно почему: Кремль поддерживает Тимошенко и боится Порошенко. Или нет, наоборот: потому что Кремль поддерживает Порошенко и боится Тимошенко. А еще в списке нет Гриценко! Это потому что они его боятся, поэтому на него заведено в РФ два уголовных дела. Или наоборот – это они его так поддерживают, потому что считают меньшим злом. И так далее.

 

Чем больше украинские политики реагируют на "политическую" часть российского списка, тем эффективнее акция. И окажется, что слепленный как попало список из случайных (или неслучайных?) фамилий украинских политиков – это фактор деструкции, регулируемого хаоса и рефлексивного управления в украинском политикуме. В этом случае следующий шаг Кремля будет продуман гораздо тоньше, прицельнее и эффект от него будет вполне осязаемым.

Единственный способ минимизировать или вообще – умножить на ноль действенность "политической" части списка – игнорировать в публичном пространстве логику его составления. И прекратить конспирологические разборки.

А способ увеличить воздействие российского списка – продолжить публичные черные пиар-кампании против Порошенко, Гриценко, Тимошенко и даже Медведчука.

Но Кремль создал для украинских политиков слишком яркий, вкусный, осязаемый соблазн – потрепать друг друга за холки, потаскать за шкирку, покусать, поколоть, постебать, поподкалывать. Хватит ли у них воли, мужества, самоограничения и выдержки не воспользоваться таким поводом и игнорировать угощение политтехнологов "північного сусіда"?

 

Разумеется, вопрос риторический.

 

Андрей Окара

Политтехнолог, политический философ

Новое Время

 

Метки: РФ, санкции, санкционный список
Loading...