Разведка боем, или Давайте поможем Кремлю «разговориться»

райхельАвтор: Юрий Райхель, День

Интересно, Путин понимает, вместе со своим министерством обороны и Генеральным штабом, как смешно они выглядят. Заявить на весь мир, что их колонна случайно забрела на территорию Украины и прошла по ней 30 километров как минимум, а фактически гораздо больше.

Есть такая наука — военная топография. Ее начинают учить будущие офицеры еще на первых курсах. Там не только изучают карты и атласы, но и способы ориентации на местности. Последнее просто необходимо офицеру даже с минимальным набором звезд малого размера на погонах.

Если командир колонны и другие офицеры в чинах и званиях не могли сориентироваться по картам, звездам на небе, компасам и сторонам деревьев, покрытых мхом на местности и понять, что зашли на территорию сопредельного государства даже и через немаркированную границу, то как их учили в училищах и академиях. И самое главное, как столь малоквалифицированным людям доверили командовать большими и малыми подразделениями. Или в российской армии все такие? По словам президента Путина, получается, что так.

Второе. Французское слово patroulle означает небольшой, обратим на это внимание, отряд (группу) воинского подразделения. Даже мобильный патруль не включает в себя танки, артиллерию и другое тяжелое вооружение. Это азы военной терминологии. Или в российских армейских структурах, как и в Кремле, так сложно с ее освоением. Можно для начала взять словарь иностранных слов или заглянуть в Интернет.

Вообще, если следовать российской логике, то и вермахт в 1941 году заблудился. Без объявления войны. Настолько, что дошел до стен Москвы, а в следующем году даже до Волги. И граница была промаркирована, а все равно случилось.

Ситуация вполне выстраивается в логическую цепочку. Сначала так называемый гуманитарный конвой. В данном случае военная терминология, как минимум была неуместна, но использовалась. Похоже на признаки недоученной семантики слов и выражений. Громкий пропагандистский акт выродился в смешной хлопок. Хотели на весь мир произвести впечатление своим миролюбием, получилось как всегда, выглядели агрессорами.

Положение сепаратистов-террористов в Донбассе неуклонно ухудшается, их мобилизационные возможности исчерпаны, боевые подходят к концу. Без внешней поддержки они долго не протянут. Москве же нужен перманентный кризис на востоке Украины.

Задача очень простая. Заставить Киев выполнить все требования России. Вторая причина затягивания конфликта состоит в надежде, что зима будет тяжелой, экономическое и социальное положение в Украине ухудшится настолько, что Президента Порошенко народ заставит идти на московские условия. И Европа будет рукоплескать. Ей нужен в Украине мир. Любой ценой. Не очень волнует Берлин, Париж и Рим, чем должна пожертвовать Украина. И на этом тоже строится расчет Путина.

Второе назначение вторгнувшейся колонны состояло в открытии второго южного фронта в Донбассе. Нужна территория на побережье Азовского моря подконтрольная сепаратистам, чтобы через нее наладить их снабжение и создать реальную угрозу Мариуполю. Растянуть силы АТО в этом направлении и тем самым несколько ослабить кольцо вокруг Донецка, Луганска и Горловки.

Третья цель имеет дипломатическое измерение. Путину, как воздух, накануне Минска была необходима военная демонстрация слабости украинской армии, ее неспособности восстановить контроль над территорией Донбасса. Посланная колонна должна была произвести разведку боем. Определить, насколько силы АТО в состоянии оперативно реагировать на вторжение, и насколько отработана система взаимодействия между ними. В спешке даже не позаботились о том, чтобы заменить документы личному составу. В результате есть пленные, и они дают показания.

Вторгшаяся следом уже более мощная колонна — есть выполнение раннее задуманного плана. Пока Кремль не слишком озабочен потерями и пленными. Впереди маячат главные цели, о которых уже говорилось, и есть у российских власть имущих ощущение, совершенно ложное, что еще немножко, еще чуть-чуть.

Хотя Москва подчеркнуто демонстрирует невосприимчивость к негативному отношению главных государств мира, у нее нарастают проблемы внутри.

Чем больше будет направляться в Украину подразделений российской армии, тем большими будут потери. Пока удавалось обходиться контрактниками, формально уволенными в запас, ситуация с погибшими не получала достаточного освещения в СМИ. При этом всегда можно было сделать вид, что это добровольцы, пришедшие на помощь русским братьям в Донбассе. Пример есть, и не слишком далекий. Так Сталин никогда не признавался, что в испанской гражданской войне принимали участие кадровые военные. В СССР тоже замалчивали участие советских военных в локальных конфликтах. Но тогда речь шла об ограниченном количестве кадровых офицеров и специалистов. Ныне в боевые действия вовлекаются люди, которые ни сном, ни духом не подозревают, куда их бросают.

Иначе, зачем такие тайны вокруг похорон погибших десантников, а также распространение нелепые объяснений о выполнении специальных заданий.

Забеспокоились и комитеты солдатских матерей. Пока только в четырех областях, но начало положено. Можно сколько угодно полоскать мозги пропагандой, но когда погибает сын, муж, брат, то события вокруг Украины воспринимаются совершенно иначе. Особенно нервирует людей неопределенность, отсутствие информации. В эпоху мобильных телефонов, Интернета, скайпа, социальных сетей, молчание солдата или офицера в течение нескольких дней вызывает вполне объяснимую тревогу. А тут еще в украинском Интернете появляется фрагментарная информация о взятых в плен, убитых и пропавших. Люди бросаются в военкоматы, а там чиновничье равнодушие и одно объяснение: связаться нельзя, все живы и здоровы.

Пусть оппозиционная пресса в России немногочисленна, но журналисты «Новой газеты» уже несколько раз сообщали, что морги Ростова-на-Дону переполнены. Люди приезжают и пытаются найти хоть какие-то сведения о своих близких. Российская власть молчит. Так надо ей помочь разговориться. И сделать это необходимо Киеву.

Судя по реакции российской власти, она хочет от пленных отказаться. Для Сталина своих пленных не было, были только предатели. Наследники вождя всех народов продолжают его традиции.

В частности, об одном таком случае рассказала на пресс-конференции в Саратове руководитель местного Союза солдатских матерей Лидия Свиридова. Документы десантника из Псковской дивизии Ильи Максимова нашли украинские военные в захваченном 21 августа российском БМД-2. Свиридова рассказала, что 22 августа к родителям Максимова пришел участковый и сообщил, что ФСБ санкционировала сбор информации о нем. Мать десантника полагает, что «это может свидетельствовать, что Максимова попытаются представить дезертиром. И даже если его вернут, он сядет». Она рассказала, что подобные случаи уже есть.

Как пишет в Twitter журналист Антон Наумлюк, находящийся в плену украинской армии Петр Хохлов, житель Новоузенска Саратовской области, объявлен в России дезертиром.

Желание российской власти запугать родителей военнослужащих понятно. Таинственность должна в этом помочь. Чем дольше люди будут надеяться, что их близкие найдутся, тем для власти лучше. Нам не следует им подыгрывать, наоборот, чем больше и точнее будет информация из Киева, тем сложнее будет Москве.

И последнее. Мы же от своих героев, которые волею судьбы попали в плен к террористам или на территорию России, отказываться не будем. Так давайте их менять. По принципу арабских террористов из ХАМАС и им подобным. Они за одного израильского капрала получили более тысячи (!) своих. Можно предложить Москве полный обмен. Всех кто на российской территории, в подвалах террористов на солдат-десантников. Соотношение даже лучшее, чем у ХАМАС, которое так любят в Москве. И начать с Надежды Савченко и Олега Сенцова. О задержанных сотрудниках российских спецслужб разговор отдельный. Их в общие списки не включать.

И все это делать гласно с широкой информацией в прессе и социальных сетях. Вот тогда и посмотрим, как будет Кремль изворачиваться, и кто еще заблудится на украинской территории.

Надо считаться с тем, что военное, экономическое и дипломатическое давление на Украину со стороны России будет возрастать. Будут попытки открывания новых фронтов как в Донбассе, так и в Одесской области. Нам стоит подумать, как открыть в России новый фронт. Информационный. Чем больше комитетов солдатских матерей озаботятся судьбой своих сыновей, тем лучше. Дадим им в руки это оружие. Правды. Она же с нами.

Метки: война, Донбасс, Россия
Loading...
Loading...