Приватбанк национализировали из-за ссоры Коломойского с Порошенко и Гонтаревой?

Секретарь наблюдательного совета Приватбанка заявила, что НБУ довел учреждение до банкротства, спровоцировав панику среди вкладчиков.

Я было зарекся писать о национализации Приватбанка, но вчера произошла самая настоящая сенсация.
Очень важно, чтобы о ней знали как можно больше граждан, чтобы она получила максимальное распространение.
Вчера в своем Фейсбуке Виктория Страхова раскрыла невероятные подробности этой операции.
Важно понимать, что Виктория была одним из непосредственных участников национализации. Она работала проектным менеджером в связке Министерства финансов, НБУ и Администрации президента. После национализации Виктория перешла работать в государственный Приватбанк секретарем набсовета.
Перед тем, как читать дальше, прошу каждого на секунду абстрагироваться от личного отношения к национализации. Только задайтесь вопросами, насколько правовое у нас государство и какие люди управляют Украиной.
Итак, в Фейсбуке Виктории можно прочесть два главных откровения.
Во-первых, наконец официальное лицо впервые признало, что Приватбанк национализировали не потому, что другого пути не было, а потому, что это было осознанное и хладнокровное решение власти. Виктория раскрывает, что по сути банк забрали из-за нелюбви к Коломойскому. Вот цитата.
"Мог ли Беня петлять дальше? Шансы были бы, если бы не его вечерние прогулки под "Укрнафтой" с сакраментальным "Кофе идешь пить?". Это предрешило исход истории... Иностранные институты не понимали, как можно оставлять 50% расчетной системы в руках человека, который, если что, грозит батальонами".
Так впервые публично заявлено, что банк забрали не из-за угрозы клиентам, а из-за неправильного поведения Коломойского и потому что банк занимал слишком большую долю рынка. Однако главное откровение можно найти в комментариях к тому посту между Викторией с несравненным Романом Шрайком.
Роман Шрайк: Я так и не понял, что по вашей версии было важнее: забрать дубинку в виде банка у Коломойского или спасти банк, потому что он валился.
Victoria Strakhova: Забрать дубинку в виде банка. Банк не валился.
Роман Шрайк: Понял. Спс.
Ниже — другая переписка.
Oleh Popenko: Это значит, что он не валится?
Victoria Strakhova: Это означает, что он без задержек обслуживает все обязательства.
Oleh Popenko: То есть он мог обслуживать без задержек год свои обязательства? А дальше?
Victoria Strakhova: Дальше зависело от экономической ситуации и аппетитов НБУ по возврату рефинансирования.
То есть признается, что банк можно было не национализировать, если бы НБУ решил его поддержать во время войны, а не предпринимал враждебных действий.
Под следующим постом видим еще одну переписку.
Олег Гороховский: Правильно ли я понял то, что вы написали "признать или не признать банк неплатежеспособным", — это была просто особенность сценария перехода банка к государству? Можно было пойти по закону 78 и тогда бы признавать его неплатежеспособным не пришлось?
Victoria Strakhova: Да, если бы ИВК (Коломойский. — ЭП) согласился на сценарий 78 закона, не было бы постановления о неплатежеспособности.
Олег Гороховский: Странно, мне казалось, что банк надо признавать неплатежеспособным, когда он неплатежеспособен, а не когда это выгодно для какого-то сценария.
Лихо, правда? Но вторая сенсация еще круче. Официальное лицо признало, что НБУ осознанно бил по самому слабому месту банка — по вкладчикам.
То есть одной рукой НБУ давал банку рефинансирование под 30%, чтобы покрывать оттоки из-за войны и кризиса, а другой — еще больше разгонял панику среди вкладчиков и юрлиц, чтобы они забирали деньги из банка.
Руководство банка, конечно, это хорошо понимало. Чего только стоили угрозы, которые менеджеры получали от руководства НБУ: "Если вы на это не согласитесь, мы заявляем, что у вас проблемы, и вы долго не продержитесь!". Вдумайтесь только: НБУ угрожает банку тем, что спровоцирует панику!
Но одно дело — наши догадки, а другое — признание официального лица.
Читаем дальше Викторию.
"С коммуникациями связан еще один аспект. В начале декабря на рынке были слухи, но пока еще без каких-либо подтверждений. А дальше все… Поскольку банк не сдавался (справлялся с оттоками), а ИВК не сдавался, все затягивая и затягивая переговоры, кому-то в НБУ пришла в голову идея "немного подготовить рынок".
Понимаете?! Чертов Приватбанк все справлялся и справлялся с оттоками! Надо его добить!
Читаем дальше.
"Форм это имело несколько — в том числе работа с экспертами и лидерами мнений. Тут на авансцене появляется Сергей Фурса. Я позвонила ему, сказала, что нужна помощь по одному проекту, и ему позвонит наша пиарщица.
Конечно, они просто поговорили о погоде, и с тех пор Сережа стал одним из главных писцов о Приватбанке. :) Я не была в восторге — предупреждала пиарщиков, что это удорожает чек государству".
Здесь на секунду отвлекусь. Очень смешная сцена произошла под постом Виктории между нею и Сергеем Фурсой. У Сергея начало подгорать, когда он понял, что Вика всем раскроет, что он не такое уж независимое лицо в этой истории, и открыл ветку на сотню комментариев, в которой то угрозами, то мольбами убеждал Викторию ничего о нем не рассказывать.
Дальше Вика пишет совсем удивительное: "Иногда креатив в деле подготовки имел пограничные состояния — один человек в НБУ накреативил "выключение 1+1" и пытался вписать это в проект решения СНБО".
Дальше под постом — добивающие комментарии.
Олег Гороховский: Правильно ли я понял тот абзац, в котором Вы пишете про аспект с коммуникациями. Пиарщики НБУ заказали изданиям и блогерам информационную атаку на банк, чтобы клиенты побежали из банка и Коломойский стал сговорчивее?
Victoria Strakhova: Кому-то покажется атакой, кому-то подготовкой информационного поля.
Олег Гороховский: Вы написали, что ИВК не сдавался, и пришла идея. Идея заключалась в том, как сделать так, чтобы он сдался и подготовить информационное поле для выхода банка с рынка так?
Victoria Strakhova: Примерно так. Принять как данность.
Кстати, интересно, что эта проплаченная PR-активность велась не только в Украине, но и за границей. Ранее публиковались официальные документы, из которых следует, что западные PR-компании получали деньги от ICU (компании Гонтаревой и Порошенко) за разгон информации по Западу...
Таким образом, можно по-разному трактовать ситуацию с плохими кредитами и залогами. Это сложные вопросы, в которых я особо не разбираюсь, но они точно не такие однозначные, как это пытаются представить всякие фурсы.
Но есть признанные факты:
— Банк решили забрать не потому, что это было в интересах страны, а потому, что одиозный акционер поссорился с Порошенко и Гонтаревой.
— НБУ практически довел банк до банкротства, спровоцировав панику среди вкладчиков.
Вы в это можете поверить?! И это происходит не в каком-то далеком африканском государстве, а в нашей с вами Украине!
Я мечтаю, что когда-нибудь в Украине появится власть, которая будет действовать в интересах общества, а не потому, что она с кем-то поссорилась. Я мечтаю, что когда-нибудь в Украине будут действовать по законам, а не из "революционной целесообразности".
Я благодарен Виктории за ее смелость. Яркая иллюстрация того, что так или иначе правда всегда выходит наружу.

руководитель проекта iGov
Метки: национализация, Приватбанк
Loading...
Loading...