Поврежденные мозгом

Буквально дня не проходит без того, чтобы власть не подбросила какой-то новый злой анекдот о себе. Среди последних особенно выдающихся два. Первый – рассказ Порошенко в Давосе об исключительном инвестиционном климате в Украине и собственных заслугах в антикоррупционной борьбе тем самым людям, которые знают все и об инвестиционном климате, и о президентских заслугах. Второй анекдот – это кампания по разъяснению украинскому народу, насколько замечательны настоящие потребительские возможности нашего среднего класса и как нехорошо заглядывать в чужой карман, даже когда это карман президента и генпрокурора.

 

Власть постоянно отмалчивается, даже по самым острым общественным вопросам, но когда она начинает говорить, то порой кажется, что лучше бы она молчала, настолько саморазоблачительны эти речи. Это типичные симптомы потери связи с реальностью.

 

 

Ничего пугающе необычного в этом нет. Ученые давно обратили внимание на то, что людям во власти свойственно переставать рефлексировать на окружающих, ставить себя на их место, смотреть на себя со стороны. Минувшим летом в The Athlantic вышла статья на соответствующую тему с недвусмысленным названием «Власть повреждает мозг». У носителей власти меняется самовосприятие, а с ним и поведение, оно становится меньше ориентированным на других.

 

Бремя лидерства действительно предъявляет к человеку особенные требования, в разных сферах жизни нам ни к чему лидер «как все», то есть фигура невыдающихся качеств. Но среди выдающихся качеств важно, чтобы сохранялась способность к сопереживанию «простым людям», умение почувствовать себя в их шкуре. И здесь даже не идет речь о том, что хорошо быть хорошим. Просто по-другому – неэффективно, а от руководителя ждут в первую очередь эффективности, успешности.

 

Известно письмо, которое Уинстону Черчиллю написала его жена Клементина. «Мой дорогой Уинстон. Должна признаться, я заметила ухудшение твоих манер, ты не так любезен, как был раньше». Ей передали, как премьер ведет себя на совещаниях, с каким высокомерием он обращается с подчиненными. А это ведет к тому, что перестанут озвучиваться любые идеи, как бы хороши или плохи они ни были, и, в конце концов, это влечет опасность, что «ты не достигнешь лучших результатов». Клементина написала это в день, когда гитлеровские войска вошли в Париж. Пожалела бы мужа, но что жалость по сравнению с риском, что премьер в эти тяжелые дни «не достигнет лучших результатов». Тут вершится история, дорогой, не до капризов характера.

 

 

Способность скорректировать свое поведение, чтобы оно не повредило общему делу, наверное, самое редкое из лидерских качеств. И в рассуждениях о том, кто достоин руководить Украиной в следующем цикле, с 2019 по 2024 год, а кто – нет, следует учитывать, что среди нынешних деятелей никто этим качеством не обладает. Как никто не обладает ни этической безупречностью, ни все перебивающей эффективностью. Откуда только самомнение и берется? При этом они уже сейчас сильно как бы не с нами, а какие метаморфозы с мозгом произойдут у них в следующие шесть лет, и представить страшно.

 

В России даже путинофилы с унынием ждут новой шестилетки выпавшего из реальности вождя, выронившего свою страну из истории. Может, Украине в следующие годы не стоит все-таки совпадать по фазе с Россией?

 

Леонид Швец, «Слово и Дело»

Loading...