Потерянный год: украинские власти вновь пытаются имитировать налоговую реформу

Почему фискальные новшества все еще далеки от идеала

Кабинет министров в очередной раз вернулся к обсуждению налоговой реформы. Причем, представители бизнеса и экспертного сообщества, казалось бы, получили отличный шанс отстоять свою концепцию перестройки налоговой системы. Дело в том, что за основу будущих изменений в Налоговый кодекс Украины взят проект так называемый «либеральной» реформы, который еще осенью 2015 года был зарегистрирован в парламенте под №3357 и активно лоббировался профильным комитетом Верховной Рады по вопросам налоговой и таможенной политики. Но этот законопроект встретил ожесточенное сопротивление со стороны прежнего состава правительства, в результате чего реформа была провалена.

Сегодня же, как говорит глава комитета Нина Южанина, есть конструктивный диалог с Кабмином в целом и с Министерством финансов в частности. Более того, работа над налоговой реформой будет курироваться непосредственно со стороны Администрации президента, а уже к осени согласованный законопроект должен появиться в Верховной Раде.

В густом дыму

Если проанализировать ту версию поправок в НКУ, которую обсуждают Минфин и парламентские комитеты, создается впечатление, что власть в который раз решила заняться «заметками на полях», а не решением действительно насущных проблем.

На сей раз в основу реформы легли по большей части административные послабления. Например, сокращение полномочий Государственной фискальной службы, которая будет выполнять исключительно сервисные функции по сбору налогов, учету, консультированию и т.д. Кроме того, для улучшения этих сервисных функций появится полноценный электронный кабинет налогоплательщика, что в теории должно снять с бизнеса и физлиц обязательство обивать пороги территориальных подразделений ГФС.

Еще одно новшество заключается в расширении полномочий Минфина, который будет обладать не только правом законодательной инициативы, но и трактовать применение нормативной базы (сейчас этим занимается ГФС), контролировать и анализировать налоговые поступления.

Не отказались в правительстве и от идеи по ликвидации налоговой милиции. Уже в рабочем варианте проекта изменений в НКУ это словосочетание заменено другим – «финансовая полиция», которая будет подчиняться непосредственно Министерству финансов.  В то же время, о полномочиях, задачах, методике работы нового силового блока, который придет на смену, не сказано ни слова.

Спасти прибыль

В разрезе налогов главное, и, похоже, единственное новшество – это уход от привычной модели налогообложения прибыли с заменой ее налогом на выведенный капитал, который в прежней версии законопроекта называли налогом на распределенную прибыль.

Дискуссия вокруг этого шага ведется уже достаточно давно. Причем, на первый взгляд, и это разумно, аргументов «за» гораздо больше, чем «против», поскольку могут выиграть все – и бизнес, и бюджет. Налог на выведенный капитал предполагает его уплату лишь в момент распределения прибыли. Например, при выплате дивидендов – так называемая «эстонская модель». В идеале это позволит собственникам компаний более эффективно распоряжаться денежными ресурсами.

Но локальный подвох кроется в том, что обсуждаемый проект предполагает целый перечень операций, которые приравнены к выведению прибыли. Например, извлечение товаров или активов, а также различные выплаты – процентов, комиссий, финансовой помощи, роялти, задолженности. В результате, возникает ситуация, при которой налогоплательщик фактически не может изъять средства из бизнеса без потерь, что совершенно не мотивирует его работать открыто, как и добросовестно платить налог в бюджет.

Плюс ко всему, в Минфине в принципе не особо довольны планами по введению налога на выведенный капитал по той причине, что недопоступления в госказну в первый же год действия этого налога составят 40-50 млрд гривен. И для того, чтобы перекрыть эту «дыру», министерство намерено искать компенсаторы. Какие конкретно – пока что четкой позиции нет. Но не исключено, что с этой целью будет пересматриваться ставка НДС. Разумеется, в сторону повышения. И бизнес этому явно не обрадуется, даже невзирая на ликвидацию налога на прибыль.

Задний ход

По-прежнему неопределенной остается судьба «нулевого» декларирования, применения непрямых методов контроля доходов и расходов, а также внедрения механизмов деофшоризации (налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний, автоматического обмена налоговой информацией, более жесткие подходы к ТЦО и т.д.).

Причем, и в Минфине, и профильном комитете парламента считают, что эти инструменты должны стать неотъемлемой частью налоговой реформы. Однако в Администрации президента, которая, по сути, и стала инициатором борьбы с оттоком капитала за пределы Украины, внезапно решили сбавить обороты.

По одной из версий, критику в адрес того же нулевого декларирования высказал Международный валютный фонд, опасаясь, что этот инструмент поможет целому ряду налогоплательщиков амнистировать доходы, полученные незаконным путем. Кроме того, в части деофоризации и сопутствующих ей процессов есть достаточно сильное сопротивление среднего и особенно крупного бизнеса, который справедливо опасается репрессий со стороны фискальных органов и еще большего ужесточения условий его работы.

Более того, даже если предположить, что парламент в ближайшее время проголосует за проведение всеобщего декларирования с последующим применением непрямых методов, на их внедрение попросту не останется времени. Ведь в комитете Нины Южаниной хотят, чтобы кампания по обнажению скрытых капиталов налогоплательщиков была проведена уже в четвертом квартале, а тотальный контроль доходов и расходов стартовал с 2017 года. Но на практике реализовать это в столь сжатые сроки попросту невозможно.

В обмен на стабильность

Впрочем, МВФ имеет претензии и к самой идее проведения налоговой реформы. Представители Фонда уже не раз давали понять, что одно из условий выделения нового транша – отсутствие радикальных изменений фискального законодательства в обозримом будущем. А учитывая, что получение кредита является на сегодня одним из наиболее насущных вопросов, в правительстве вряд ли решаться ослушаться этого «совета».

Да и Владимир Гройсман, равно как Александр Данилюк и Нина Южанина, настаивают на том, что обсуждаемые изменения – это еще далеко не та реформа, которая должна быть. В правительстве оправдываются, мол, первостепенная задача – либерализация администрирования, снижение давления на бизнес, реорганизация и декриминализация налоговых органов с последующим повышением эффективности их работы.

Все это, несомненно, нужные и важные меры, призванные облегчить жизнь налогоплательщикам. Вместе с тем, очередное откладывание реальной налоговой реформы в долгий ящик еще сильнее усугубляет бюджетные проблемы, а также ухудшает бизнес-климат, поскольку и частные предприниматели, и крупные компании уже несколько лет работают в условиях перманентной фискальной неопределенности. И все это явно не идет на пользу украинской экономике.

И пусть вопрос реформы даже будет снова поднят в 2017 году, нет совершенно никакой гарантии, что следующая попытка Кабмина исправить «хронические» ошибки завершится успехом. Ведь то, что необходимо здесь и сейчас, с большой вероятностью завтра уже может оказаться совершенно бесполезным.

Метки: Всеобщее декларирование, декларирование доходов, Кабмин, налог на прибыль, налоговая реформа, Нина Южанина, новый состав Кабмина
Loading...
Loading...