Послушные и кастрированные: как украинские банки стали меринами

Если жеребца кастрировать, получается мерин. Он такой же сильный, но характер – уже спокойный. Мерин ест, работает и никак не реагирует на появление кобыл. Ну зачем, в самом деле?

 

Украинские банки после геноцида 2014-2016 года продолжают работать. Но уже никак не реагируют на появление заемщиков. Ну зачем, в самом деле?

 

Как банки превратились в меринов? В своей колонке член Совета НБУ Василий Фурман пишет: "В Україні гостро стоїть питання виконання банками своєї головної функції: кредитування реального сектору економіки".

В точку. Супружеский долг банки исполнять перестали. По своей ли воле?

 

Предположим, вы хозяин ранчо. На вашей территории пасутся жеребцы – банки. Там же бродят кобылы – заемщики. Если не мешать матушке Природе, кредит между ними произойдет сам, по взаимному согласию.

Но что происходит в Украине? Об этом пишет наш специальный зоо-корреспондент Василий Фурман: "В Україні зменшується кількість комерційних банків".

 

"Зменшується" – это как?)))

Это все равно что сказать: все происходит само собой:

"В Украину контрабандятся запчасти для военной техники".

"Из Украины эмигрируются заробитчан".

"В Украине наблюдается война".

 

Пришло время взглянуть в глаза хозяину ранчо и его главному зоотехнику – Национальному банку.

Если количество жеребцов уменьшается, значит, это кому-то нужно. Хозяину ранчо или бухается, или пох@й, или так нужно.

Факт: украинские банки – уже давно не жеребцы. Их кастрировали. Не физически – психологически. Все на месте, но не работает.

 

Справедливости ради, терять интерес к заемщикам банки стали еще после кризиса 2009 года. Уже тогда они поняли, что возвращать кредиты никто не собирается. Один уважаемый банкир говорил: "Если ты выдал 100 гривен, вернуть – это проблемы заемщика. Если выдал 100 миллионов – это твоя проблема". И точно, бизнес принялся банкротить, переписывать, отсуживать, забывать и забивать – лишь бы не возвращать деньги.

Сегодня не отдает деньги только трус.

 

На руках у Фонда гарантирования вкладов – кредиты на 500 миллиардов. Большинство из них вообще не обслуживаются. Приходится продавать кредиты на 23 миллиарда за 250 миллионов. И еще не факт, что купят.

Еще примерно 500 миллиардов – у действующих банков, особенно у "госов".

"Частка проблемних кредитів у банківській системі 1 січня 2019 року становила 52,85%. З них частка простроченої заборгованості в портфелі держаних банків досягла 67,92%, в тому числі Приватбанку – 83,35%", – пишет Фурман.

 

К ним тянет руки зоотехник Катерина Рожкова – доцент кафедры плохих активов НБУ. Зачем это нужно доценту Катерине – я писал вот здесь. Зампред Нацбанка очень хочет торговать этими проблемными кредитами. Как будто мало нам одного Фонда гарантирования, и нужно родить его точный клон.

Что мог сделать хозяин ранчо? Как минимум, заставить заемщиков возвращать деньги. Для этого нужно было всего-навсего принять несколько жестких законов. Они позволили бы жеребцу-банку "догнать" нерадивого заемщика и силой получить сатисфакцию. Ну и – оборудовать специальные места для сатисфакции. В современном обществе "догонять" принято в специальных местах, которые называются "полиция", "прокуратура" и "суд".

 

Поначалу казалось, что хозяин ранчо был за жеребцов. Он принялся реформировать и полицию, и прокуратуру, и суды. Но по факту, получилось совсем наоборот. Видимо, хозяин ранчо – феминист и против гендерного насилия. Кобылы обрели странную свободу: деньги можно брать, но не возвращать.

Злые языки шепчут, что владелец ранчо сам сколотил состояние на кобылах. Жеребцы его не интересовал никогда. Зато кобыл – украинских обыкновенных и заморских оффшорных – у него дочерта. Одной панамской скаковой – несколько десятков.

 

Вот и получается, что в кастрации жеребцов-банков заинтересован сам владелец ранчо. Нанести решающий удар он поручил зоотехнику Валерии с улицы Институтской.

Процедура растянулась на два года. Жеребцов отлавливали, зажимали. Некоторых убивали полностью, а некоторых подвергали воздействию рентгена. Это называется "психологическая кастрация". После такой процедуры навсегда отмирало финансовое либидо.

Это был геноцид. С 2014 по 2016 год, из 200 банков остались 100. "Лишних" – вырезал Нацбанк. Зоотехник Валерия Гонтарева назвала свой крестовый поход "очисткой" банковской системы. Очисткой от чего, позвольте уточнить?

 

Те банки, которые остались, оказались финансовыми меринами. Кредитовать экономику они уже не хотят.

А зачем? Фурман пишет: "Жорсткі норми положення НБУ про визначення банками України розміру кредитного ризику за активними банківськими операціями".

Зоотехник сегодня шепчет мерину: "Хочешь выдать кредит? Ты должен взять огромный залог, проверить все документы, репутация у заемщика должна быть безупречной, а то вдруг не вернет". Проще говоря, зоотехник крайне не рекомендует смотреть на кобыл.

Но если быть откровенным до конца, банкам и самим не сильно хочется. У них появились новые, извращенные инструменты сатисфакции. Туда они вбрасывают свой угасающий кредитный темперамент.

 

Пишет летописец Фурман: "наявність в необмеженому обсязі ОВДП чи депозитних сертифікатів НБУ".

Вместо того, чтобы выдать кредит под 20% годовых, теперь мерины-банки могут купить государственные облигации под 19%. Хозяин соседнего ранчо "Минфин" предлагает ОВГЗ в гривне и валюте, на месяц или на год. В общем, приходи не хочу.

Зоотехник предлагает банкомеринам роскошную альтернативу. Зачем бежать в Минфин, если можно никуда не бежать и запарковаться у зоотехника? У того в сарае висят резиновые куклы кобыл, которые сам Нацбанк называет "депозитные сертификаты".

 

Это бордель наоборот. Хочешь только на одну ночь? Заработаешь 16% годовых. Если задержишься на две недели? Уже 18%.

Дорогой банк, зачем бегать за заемщиком? Зачем изучать его документы и осматривать производство? Зачем тратиться на кредитных специалистов, оценщиков, коллекторов и офис-менеджеров? Приходи к нам в Нацбанк – и все будет шикарно.

 

Наблюдая все это, у меня возникает единственный вопрос. Он – к летописцу Фурману, который работает в офисе зоотехника, на должности младшего специалиста по пиару.

От имени зоотехника НБУ он предлагает: "давайте все заработает обратно".

Прошу прощения, оно не заработает. Оно продолжит безвольно болтаться. Не надо было светить рентгеном.

 

Чтобы заработало, нужно закупать новых жеребцов на соседней ферме. Наших местных совсем развратил зоотехник.

Сергій Лямець

Блогер, проект Politicus Vulgaris

Украинская правда

Еще с сайта: