Поезд в никуда. Почему политическое поколение посткучмистов отчаянно не хочет уходить

Юрий Луценко несет по жизни тяжелое бремя: он политик-остряк. Любой выход на люди ему непременно надо снабдить анекдотом, хохмой или, на худой конец, каламбуром. Конечно, он считает себя непревзойденным мастером этого дела и старается не подвести. Суровый пост генерального прокурора, казалось, не оставляет для публичного остроумия места, но у Луценко свои приоритеты.

 

Когда он на брифинге сравнил Юлию Тимошенко с персонажем из фильма «Сбрось маму с поезда» и проиллюстрировал сравнение кадром с неприятной старухой, чья голова проткнута большими ножницами, это можно было бы отнести к очередной неумной выходке генерального прокурора. Луценко словно специально подтвердил слова самой главы «Батькивщины» о том, что действия его и президента в избирательной кампании напоминают фильм «Тупой и еще тупее». Главный прокурор страны не только позволил себе продемонстрировать глубокую личную неприязнь к одному из политиков, претендентке на президентский пост, его не смутила картинка символического насилия по отношению к ней.

 

Между тем за этим диким поступком Луценко просматриваются настоящие причины невиданной нервозности нынешней избирательной кампании. На наших глазах политическое поколение, вышедшее на арену в конце 90-х – начале 2000-х, вступило в период активного самопожирания. Показанная на брифинге в Генпрокуратуре картинка это как бы часть группового портрета из нескольких десятков сильно немолодых людей, отчаянно наносящих увечья себе и «своим».

 

Они прекрасно друг с другом знакомы, кто-то вступил в родственные, кто-то в кумовские отношения. Часто они соседи. За плечами политические союзы разной степени устойчивости и бизнес-партнерство разной степени уголовной наказуемости. Они прошли становление при Кучме, оперились при Ющенко и пропетляли при Януковиче. Благодаря активному вмешательству народа им удалось отбиться от удушающей волны «донецких». Тут бы и насладиться, наконец, радостями перехваченной власти, но политый кровью Майдан и война выдвинули жесткие, неуютные требования к руководству, соответствовать им было неимоверно трудно.

 

Кстати, и первый профуканный Майдан, и абсолютная недооценка российской угрозы тоже заслуга этого политического поколения. Когда Россия – это в первую очередь источник прибылей и откатов, все тревожные знаки подсознательно, а то и сознательно блокируются. Ценности личного обогащения вытесняют досадные государственные соображения. Война пинком вынудила считаться с общественным интересом и геополитической реальностью, но и тут умельцы вскорости смогли организовать приятный личный бонус на регулярной основе.

 

Перегрызться между собой они успели еще до того, как стало ясно, что удержать власть на новый пятилетний цикл будет проблематично, нужно занимать более выгодные стартовые позиции. Уже год спустя после выборов в Верховную Раду парламентское большинство покинули радикалы Ляшко, затем «Батькивщина» Тимошенко и «Самопомощь» Садового. Об Яценюка вытерли ноги с помощью Луценко и Саакашвили, но «Народный фронт» обиду проглотил: не терять же из-за Арсения другие жирные кадровые позиции. Потом начал показывать норов Гройсман. Аваков окончательно вырос до позиции «не первый, но и не второй». На Туровскую к укрепляющейся Юлии Владимировне потянулись «просто поговорить» завсегдатаи Банковой. Тут вдруг оказалось, что и у нее дела обстоят не очень, избиратели отказываются видеть будущее в разных представителях их политического поколения.

 

Раздрай и у «бело-голубого» крыла поколения, часть которого перекочевала в эмиграцию, но оставшаяся неплохо себя чувствовала при Порошенко, ожидая шанса, чтобы вернуть полноценное влияние. Политически крыло другое, но убийственная серость общая. Как, например, у тусклого полковника Гриценко, самого, пожалуй, бесталанного из претендентов с откуда-то взявшимися амбициями возглавить «демократическую оппозицию». Само появление у него таких амбиций говорит о том, насколько у этой когорты плохо обстоит дело с людьми, обладающими лидерскими качествами.

 

Совсем не удивительно, хотя, наверное, и очень им обидно, что в этих условиях неблагодарный народ отдает преимущество коту в мешке, который шутит куда профессиональнее, чем Юрий Луценко в своей лучшей форме, в которой он уже давно не был. И это обстоятельство вынуждает всех таких облупленных друг для друга участников гонки и их обслугу еще больше нервничать и безобразно срываться на оппонентов: нельзя представить более зримого знака, что время позавчерашней околокучмовской и послекучмовской шпаны давно прошло.

 

Это вовсе не означает, что они уже завтра посбрасывают друг друга с поезда и освободят место новым. Где они, эти новые? А поезд можно просто надолго остановить. Ну и что, что мы и так уже везде опоздали.

Леонід Швець