Почему мы так боимся одиночества

По случаю 14 февраля мне неоднократно попадались на глаза статьи о том, что в этот праздник одинокие женщины (то есть те, у которых нет на данный момент отношений), должны страдать. Об одиноких мужчинах почему-то умолчали. А я задумалась о том, чем же людей так страшит одиночество.

Впрочем, это слово, как мне кажется, не передает всех оттенков данного состояния. В английском и украинском для его обозначения используют разные слова. “Loneliness” и “одинокість” – “я выбираю быть один, отдельно от других”. Я бы назвала это “уединенностью” или модным нынче словом “синглизм”. Второй вариант – “solitude” и “самотність” – “я чувствую себя брошенным, покинутым, мне плохо с самим собой наедине”.

Если человек выбирает уединенность, то считается, что он страдает. В социуме есть четкое представление о том, что быть одному плохо. Корни его, как мне кажется, нужно искать в истории.

Для меня был показательным рассказ экскурсовода в Каменце-Подольском о женской гимназии, которая работала в городе в царские времена. Оказывается, в гимназии была должность “надзирательницы”, которая следила за поведением девушек и за тем, чтобы они даже на минуту не оставались одни. Гулять в парке одной считалось чуть ли не преступлением.

 

Наверное, еще с тех времен у нас в генах записано – “нельзя быть одной”. Хотя, на самом деле, от такого одиночества (уединенность, синглизм) люди получают удовольствие. Именно в уединении мы творим новое и перевариваем прожитый опыт.

 

Каким же образом присутствие другого человека рядом избавляет нас от одиночества?

Раньше люди жили в сообществах. В селах и деревнях жили близко друг к другу, знали друг друга. С одной стороны, это много усложняло. А с другой, порождало чувство привязанности, принадлежности, защищенности. С появлением больших городов привязанностей стало меньше. Люди обрели свободу, а вместе с ней – одиночество.

 

“Если у меня есть свобода, то я могу делать выбор”. Но тогда нести за него ответственность и принимать последствия буду тоже я. И здесь свобода, выбор и ответственность плавно переходят в одиночество. Раз я это сама выбрала, то я за это отвечаю. Тут возникает большой риск появления вины за свой выбор. Ведь внутренний критик всегда на чеку – стыдит, винит и обесценивает. Как правило, этим внутренним критиком является голос одного или нескольких значимых для нас взрослых. Они нас так воспитывали – похвала через критику. Думаю, что многим это знакомо. Когда мы остаемся одни, начинается внутренний диалог с этим критиком – воспитывающей фигурой. А это очень страшно и неприятно.

Вот почему порой так тяжело быть в одиночестве.

Чтобы не было страшно и одиноко, можно найти мужа, подругу или еще кого-нибудь. Тогда внутренний конфликт с критиком будет разыгрываться в отношениях. И пусть эти отношения истощают и приносят много боли. Но зато избавляют от одиночества.

Что же можно делать для того, чтобы подружиться со своим одиночеством? Выращивать своего внутреннего “адвоката”. Ту часть, которая стоит на моей стороне и защищает меня. Часто от меня же самой.

Вырастить адвоката – непростой и небыстрый процесс. Помогают работа с ощущениями в теле, чувствами, потребностями, ресурсами. А ресурсами могут быть другие люди, природа и связь с чем-то большим, чем я (предпочитаю называть это “мирозданием”).

Loading...