Освобождение Чийгоза и Умерова: что стоит за широким жестом Путина

В качестве мучеников ни Ахмет Чийгоз, ни Ильме Умеров Владимиру Путину уже не нужны
Освобождение из заключения деятелей крымско-татарского движения и членов Меджлиса крымско-татарского народа Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза стало неожиданностью для многих: слишком уж это событие не вписывается в логику действий Путина и его режима – по крайней мере в интерпретации украинских средств массовой информации и отдельных «экспертов».

С другой стороны – все очень даже логично. Путин менее всего похож на кровожадного маньяка, для которого главная цель – посадить побольше татар и украинцев в тюрьмы и лагеря. Чего-чего, а продуманности и логики российскому лидеру не занимать – в том числе и в отношениях с соседями и политическими партнерами.

Ни Чийгоз, ни Умеров не были нужны Путину в застенках. Пребывание в тюрьме или лагере превращает человека в мученика и в своеобразную «политическую икону». Надо ли это российским властям в Крыму? Особенно учитывая фактор 250 тысяч крымских татар, живущих на полуострове и в своей значительной части не поддерживающих российское присутствие в Крыму? Я не говорю о группах типа «Милли Фирка», лояльно относящихся к России – все-таки Меджлис является более авторитетной структурой с широкими связями в мире. Тем более, что целый ряд членов Меджлиса – особенно группа, ориентирующаяся на Рефата Чубарова – сегодня имеет каналы связи как в Европе и США, так и в исламском мире, с чем не может не считаться российская власть.

Очевидно, для Путина наиболее выгоден вариант «нейтральных» крымских татар – если речь не идет о полной лояльности. Дела Чийгоза и Умерова – это показательная порка, после которой можно продемонстрировать широкий жест.

Но выдавать Чийгоза и Умерова Украине для Путина было бы равнозначно признанию поражения или же демонстрацией личной слабости. Равносильных или равновеликих фигур для обмена с Украиной у него нет. Да и в плане политических дивидендов накануне марта 2018 года подобный шаг не принес бы.

Путин решил действовать по-иному: Чийгоз и Умеров стали «подарком» Путина президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. Именно по его просьбе были отпущены крымско-татарские активисты.

Не секрет, что в Турции проживает по меньшей мере в два раза больше крымских татар, чем в Крыму (по самым скромным подсчетам – 500 000 человек, хотя некоторые источники говорят о цифре в 5 000 000 человек – то есть, 8% населения Турции). То есть, крымские татары в Турции – третья по численности этническая группа (после турок и курдов). Это очень важный момент для самого Эрдогана, который хочет предстать в образе защитника всех тюркских народов (концепция пантюркизма сегодня заиграла новыми гранями – особенно после активизации формулы «один народ – два государства» в отношениях с Азербайджаном и углубления отношений между Анкарой и Астаной). Более того: по некоторым сведениям, крымские татары сохранили лояльность Эрдогану в ходе прошлогодней попытки переворота.

Таким образом, путин продемонстрировал укрепление русско-турецкого союза, наметившегося год назад и едва пошатнувшегося в апреле 2017 года (когда Эрдоган подыграл Соединенным Штатам в Сирии, согласившись признать и легализировать явную фальшивку Джареда Кушнера с «жертвами химической атаки Асада»).

Что касается Украины, то горький опыт Надежды Савченко уже заставляет многих шептаться относительно того, а не является ли освобождение Чийгоза и Умерова спецоперацией ФСБ по созданию «Савченко-2» и «Савченко-3»? Похоже, что в ура-патриотическом лагере после ритуальных почестей политзаключенным и нескольких дней сплошных интервью и участия в ток-шоу, начнутся – по народной традиции – обвинения Умерова и Чийгоза. Кому-то не понравится их излишняя активность, а кому-то – наоборот, отсутствие активности. Кто-то захочет, чтобы они рассказали об издевательствах и пытках, а если фактов будет недостаточно – это будет расценено как «зрада». А представьте себе, что будет, когда начнут формировать списки в Верховную Раду, и какая-либо партия захочет пригласить Умерова или Чийгоза в свой тесный коллектив! Сколько нового нам расскажут об их деятельности те, кто не попадет в проходную часть списка?

Добавьте также и то, что – как ни крути – крымские татары рано или поздно обязательно поднимут вопрос о государственной независимости Крыма. Пусть не сейчас – пусть через поколение – два, но поднимут. Не о крымско-татарской автономии. Не о национально-территориальной или национально-культурной автономии. Именно о независимости! Исторически они имеют на это право. Сейчас татар в Крыму – в процентном измерении – немного. Но идеологическая основа готова давно: еще осенью 2007 года Мустафа Джемилев писал о возрождении государственности как конечной цели крымских татар.

Или же – к примеру, чисто теоретически – инициатива относительно спора между Украиной и Россией о будущем статусе Крыма как независимого Крымскотатарского государства (не принадлежащего ни России, ни Украине) тоже будет рассматриваться как «вброс ФСБ»?

Кость Бондаренко
глава правления института украинской политики и фонда "Украинская политика"

Метки: Освобождение Чийгоза и Умерова
Loading...
Loading...