Остановиться без членства: чем опасна для Украины идея таможенного союза с ЕС

Президент Украины дал старт важной дискуссии: что должно прийти на смену нынешнему этапу наших отношений с Европейским Союзом.
В качестве нового уровня отношений было предложено создание таможенного союза с ЕС – по аналогии с режимом, который сейчас действует для ряда стран, включая Турцию.
Но остается открытым вопрос:

действительно ли таможенный союз – это именно то, что нужно Украине?

Начнем с факта, что у ЕС есть единственный таможенный союз – с Турцией (оставим на минуту в стороне особые отношения с Монако, Сан-Марино и Андоррой).
Со времени создания таможенного союза с Турцией в 1995 году к единому таможенному пространству ЕС присоединились 13 государств: Польша, Венгрия, Румыния, Хорватия, страны Балтии, Чехия, Словакия, Кипр, Мальта, Болгария и Словения. То есть все, кто вступил в ЕС, а значит, вышел на более высокий уровень интеграции, включая и свободу движения товаров (статьи 30-32 глава "Таможенный союз" Договора о функционировании Европейского Союза).
Когда украинские чиновники говорят о возможном будущем таможенном союзе между Украиной и ЕС, то ожидают, что он принесет определенную либерализацию торговли сельскохозяйственной продукцией. Теоретически такой сценарий возможен, но подтверждений тому, что это реально, на сегодня нет. В частности, таможенный союз с Турцией содержит отдельные регулирования по сельскохозяйственной продукции (решение 1/98 Комитета ассоциации ЕС-Турция), то есть в турецком случае договоренность о ТС не предусматривала полной либерализации для таких товаров.
Исключение для сельхозпродукции – стандартный принцип ЕС.
Сельское хозяйство изъято также из соглашения о Европейской экономической зоне, из-за чего каждое государство ЕАСТ (Норвегия, Исландия, Швейцария и Лихтенштейн) самостоятельно ведет переговоры с ЕС по этому вопросу. Норвегия, например, в этом году обновила договоренность с ЕС по сельскому хозяйству.
Причина этого – неразрывное сочетание таможенной политики в отношении сельского хозяйства с внутренней сельскохозяйственной политикой ЕС.

Единственный известный способ полностью либерализовать торговлю сельхозтоварами с ЕС – стать государством-членом,

присоединившись и к сельскохозяйственной политике Евросоюза, и к Таможенному союзу внутри него.
Но самое главное – следует обратить внимание на то, что пошлины – лишь верхушка айсберга и в таможенном союзе Турции с ЕС, и в отношениях Норвегии с ЕС в рамках Европейской экономической зоны, и в секторальных соглашениях Швейцарии с ЕС.
Помимо пошлин, преградой являются таможенные правила, техническое регулирование, санитария и фитосанитария – то есть все правила, соблюдение которых европейцы проверяют при импорте.
Здесь, несмотря на различие в правовых конструкциях, отношения с ЕС и Турции, и Норвегии, и Швейцарии, и Украины – одинаковы.
Соглашение об ассоциации, действующее уже сейчас, предусматривает механизм устранения этих барьеров через адаптацию законодательства к требованиям ЕС или международных соглашений. В этой части соглашение является достаточно амбициозным, и большинство нетарифных вопросов в нашей торговле с ЕС можно снять через его внедрение и принятие соответствующих решений на уровне двусторонних органов – Совета ассоциации и Комитета ассоциации.
Кстати обратите внимание на то, что таможенный союз Турции с ЕС также оформлен решением Совета ассоциации.
Стоит также отметить динамику работы органов соглашения о ЕЭЗ – 150 заседаний только в этом году. То есть

наращивать уровень отношений с ЕС возможно путем принятия решений двусторонних органов, действующих по Соглашению об ассоциации.

Что это означает для Украины?
Например, то, что идею единого цифрового рынка можно было бы уже вписать в рамки Соглашения об ассоциации. Уже на ближайшем заседании Комитета ассоциации в торговом составе будет обсуждаться пересмотр приложения XVII к Соглашению, одним из элементов которого является полная интеграция Украины с рынком электронных коммуникаций и почтовых и курьерских услуг, которые в свою очередь являются основой единого цифрового рынка.
Также внедрение новых инициатив ЕС об отмене роуминга и геоблокирования, новых требований ЕС к почтовым и курьерским услугам и других элементов единого цифрового рынка стоит отразить в соответствующих дорожных картах внедрения Соглашения об ассоциации в сферах почтовых услуг и электронных коммуникаций, которые вскоре должно одобрить правительство.
Если уже 28 сентября в Брюсселе Украина будет предметно говорить о вписывании единого цифрового пространства в контекст Соглашения, то у нас будут основания предполагать, что идеи президента действительно поддерживает правительство.
Правда, стоит еще провести по крайней мере первоначальные консультации с бизнесом, чтобы не сталкиваться с негативной реакции с его стороны, как это случилось с роумингом.
В итоге все идеи о дальнейшем усилении отношений с ЕС будут отталкиваться от того, насколько эффективно будут использоваться возможности Соглашения об ассоциации. Сейчас мы далеки от исчерпания его возможностей.
Соответственно, не будет ли более разумным использовать все возможности имеющихся инструментов, чем искать себе новые?
Тем более, возвращаясь к теме таможенного союза, такая идея плоха не столько из-за условий торговли.

Таможенный союз, особенно по образцу Турции, просто не соответствует стремлениям Украины.

Для того чтобы это понять, нужно развернуть события во времени. Таможенный союз создан в 1995 году на основе Анкарского соглашения от 1963 года, которая была подготовлена ​​на основании заявки Турции о присоединении к Европейскому экономическому сообществу – предтече нынешнего ЕС.
В те времена положения договора об учреждении ЕЭС в части свободного движения товаров предусматривали постепенное 12-летнее формирование таможенного союза. Почему у Турции формирование таможенного союза заняло так много времени – отдельная история.
Аналогичным путем, к слову, должна была пойти и Греция – Афинское соглашение 1961 года было аналогичным по содержанию Анкарскому. Однако греки избежали турецкой модели отношений, умело продав демократизацию своей политической жизни после правления "черных полковников". И как результат – получили полноценное членство. А Турция – нет.
В конце концов, турецкая модель таможенного союза – детище первых лет существования ЕС. Впоследствии ЕС пережил расширение на восток, подписал соглашения о стабилизации и ассоциации со странами Балкан и соглашения об ассоциации с государствами Восточного партнерства. Все эти соглашения имеют свои особенности, свою связь с потенциальным расширением ЕС и отражают свои страхи и надежды самого ЕС.
Именно поэтому Украине нужно как можно более активно участвовать в нынешних дискуссиях о будущем ЕС. И брать за основу современные концепты, а не исторические примеры.
 Тарас Качка
заместитель исполнительного директора МФ "Відродження",

Метки: таможенный союз
Loading...
Loading...