Особый статус Донбасса: пусть убирает тот, кто намусорил

Украина находится в узких рамках международных договоренностей, принятых с ее участием, но не всегда в ее интересах. Об этом в статье Сергея Шахова, лидера Всеукраинского общественного объединения "Народна довира" на Forbes.ua.

Принятие во втором чтении изменений в Конституцию в части децентрализации – одно из обязательств Украины в рамках минских соглашений, и одновременно – угроза существованию коалиции. В украинском парламенте нет консенсуса по этому вопросу, несмотря на уверения Петра Порошенко, что 300 необходимых голосов будут несомненно набраны. Камни преткновения – «особый статус» Донбасса и несколько бутафорское расширение полномочий местных органов власти на фоне усиления президентской вертикали через институт префектов.

Почему как минимум один из спорных вопросов – «особый статус» Донбасса – можно трактовать в пользу украинского государства, рассуждает Сергей Шахов, лидер Всеукраинского общественного объединения «Народна довира».

Украина вплотную подошла к внесению изменений в Конституцию. Этот процесс, к сожалению, нельзя назвать открытым и прозрачным; и больше всего вопросов вызывает та форма, которую сегодня принимает децентрализация.

С одной стороны, мы подписали минские договоренности, и этим взяли на себя обязанность предоставить Донбассу «особый статус». Соответственно, если процесс децентрализации не будет запущен, Украина будет считаться виновной в срыве переговоров и навлечет на себя недовольство международного сообщества.

С другой стороны, конфликт на востоке Украины уже унес жизни около 2000 украинских военных, воевавших за единство нашей страны, и 5000 мирных граждан. И в этом контексте предоставить Донбассу «особый статус» не представляется возможным.

Поддержка одной из этих позиций исключает даже частичное принятие аргументов противоположной стороны.

Так в упрощенном виде выглядит дилемма, к которой мы подошли накануне голосования за изменения в Конституцию, с точки зрения формальной логики.

Я же предлагаю задать вопрос с точки зрения того, что выгодно Украине сегодня и сейчас.

Примем как данность, что нам выгоднее мир, а не война. Значит, вопрос разрешения конфликта должен наконец-то перейти из плоскости открытого вооруженного противостояния в сферу дипломатических переговоров и политических решений.

Сегодня мы имеем шаткое перемирие, которое можно разрушить резким выпадом. Должны ли мы ограничивать себя от таких выпадов, или требовать сдержанности исключительно от пророссийских боевиков? Нынешняя ситуация требует обоюдных действий, и не может быть решена Украиной в одностороннем порядке. Соответственно, мы должны принять на себя часть ответственности за соблюдение перемирия, призвав к этому и террористов.

Укрепив мир, Украина обязана требовать от пророссийских наемников допустить представителей ОБСЕ на все участки границы, контролируемой террористами, а также предоставить полицейским силам ОБСЕ и ЕС мандат на обеспечение правопорядка на оккупированных территориях.

После этого наша страна должна наконец-таки получить контроль над восточной границей, чтобы перекрыть поток незаконного оружия и живой силы со стороны Российской Федерации.

Очевидно, что без этого пункта все дальнейшие решения не имеют смысла, так как любые выборы покажут 140% поддержки пророссийских боевиков и введут ставленников террористов в политический процесс Украины.

С другой стороны, нужно отдавать себе отчет, что за время, пока границу будут контролировать силы ОБСЕ и ЕС, а также до момента ее укрепления Украиной, десятки тысяч боевиков успеют сбежать в Россию.
Очевидно, что преступник должен получить наказание. Но важно и то, что террористы не пойдут ни на какие акты сближения, если будет существовать опасность для них лично. Давайте посмотрим на вопрос цинично – вариант, при котором десятки тысяч убийц и наемников наводнят Россию, подходит нам куда больше, чем необходимость решать вопросы предоставления амнистии боевикам.

Логика очень проста: Россия не оставит такое количество головорезов на своей территории, а российские спецслужбы займутся утилизацией боевиков как «вторсырья». Пускай убирает тот, кто разбросал мусор.

Наконец, получив полный контроль над всеми территориями Луганской и Донецкой областей, Украина сможет провести выборы по тем законам, которые предполагает децентрализация.

Почему нет другого варианта решения проблемы?

Людям на оккупированных территориях уже почти два года каждый день промывают мозги российские СМИ.

Без предоставления определенной автономии территориям Донбасса на этот раз действительно шахтеры, металлурги и учителя могут высказать свое недоверие Украине – этот вариант реальнее, чем, возможно, нам в Киеве хотелось бы верить. Но жители Донбасса вполне могут начать борьбу за «независимость», о которой им два года рассказывал Дмитрий Киселев. В этом случае Россия своего точно не упустит и сделает все для повторного раскручивания спирали конфликта и повторения сценария Приднестровья.

Так что, получается, Украина не имеет другого выхода, кроме как принять «особый статус» Донбасса?

К сожалению, наши дипломаты изначально повели себя неправильно, когда Украина стала не стороной конфликта, но жертвой. Данная проволочка позволила России вовремя дистанцироваться от того, что происходит на Донбассе, не принимая на себя какую-либо ответственность за события.

Как результат, сегодня мы находимся в очень узких рамках международных договоренностей, принятых с нашим участием, но не всегда в наших интересах. При этом Украина не может отказаться соблюдать любые из принятых в Минске решений.

Метки: конституция, особый статус Донбасса, Порошенко
Loading...
Loading...