Особенности украинского квотирования

Или зачем столько «Океана Ельзи» на радиостанциях

Я неоднократно высказывался по вопросу квот на украинскую музыку на радиочастотах. В целом, как человек, который верит в рыночные принципы, я не большой сторонник квот: перед тем, как вводить, их последствия нужно очень тщательно анализировать, ведь введение каких-либо ограничений имеет как положительные, так и отрицательные аспекты.

Например, когда мы строим плотину, у нас есть большая цель: строительство электростанции для получения электроэнергии. Но мы понимаем, каковы последствия для природы и для населения будет иметь строительство дамбы: затопление большого количества деревень, пастбищ и так далее. Полностью последствия трудно просчитать даже на несколько поколений вперед, как мы видим сегодня с Днепрогэс. Тем не менее, такие вещи делаются, поскольку политические лидеры – руководители государства или городов, если они умные и умеют считать наперед, взвешивают положительные и отрицательные стороны плана. Негатив есть всегда, но если позитив его перевешивает, то решение принимается.

Вопрос квот в Украине всегда был очень политизированным. Я так и не понял, откуда берутся цифры, сколько украинской музыки должно быть в эфире. Тем не менее, я старался не комментировать это, поскольку, как и в предыдущем примере с электростанциями, ситуация с квотами на украинскую музыку имеет две стороны.

Понятно, что Украина, культура которой сотни лет страдала от подавления и сознательной маргинализации, оказалась в неблагоприятных условиях, поскольку до 1991 года все время существовали ограничения против украинского языка. Поэтому было бы не совсем честно сказать: «А теперь у нас свободный рынок, пусть все развивается как есть». Долгое время украинский язык был не в привилегированном положении, а наоборот, поэтому понятно желание продвигать украиноязычный продукт.

С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что если без подготовки ввести квоты для украиноязычной музыки, это будет иметь два последствия: первое – на радиостанциях будет появляться украинская музыка, качество которой будет уступать западной, и это будет создавать комплекс неполноценности у слушателей. Второе – те, кто на самом деле не являются большими сторонниками продвижения украиноязычного продукта, начнут цинично, а иногда даже саркастически выполнять формальные требования, чтобы абсурдизировать эти квоты.

Например, у меня вызывает недоумение, зачем некоторые владельцы радиостанций ставят каждые 10-15 минут музыку моей группы «Океан Ельзи», будто показывая этим, что у нас нет другой музыки. Таким образом они, во-первых, раздражают слушателей, ведь никто не хочет слушать одну и ту же группу каждые десять минут, во-вторых же, высмеивают инициативу относительно квот на украинскую музыку в целом.

Это все является следствием того, что у нас не сбалансированы государственные интересы. Сейчас государственные чиновники из всех сил навязывают квоты, пытаясь как можно скорее увеличить количество украиноязычного продукта и думая, что он за год станет суперкачественным и интересным. Программных директоров большинства радиостанций вообще интересует только зарабатывание денег, а украинскую музыку как великую национальную идею они в душе всерьез не воспринимают. Как следствие, происходит перетягивание каната: одни делают шаг, другие стараются максимально его нивелировать.

Это перетягивание каната показывает, что у нас нет настоящего внутреннего консенсуса по этому поводу. По моему мнению, все должно быть совсем иначе. Это должно быть добровольное согласие обеих сторон делать все украинское популярнее и лучше.

Для этого нужно, чтобы государство, помимо квот, давало украинской музыкальной индустрии больше возможностей проявить себя: это и налоговые преференции, и большее финансирование культуры. Я не имею в виду государственные заказы. Стройте залы, сделайте ремонт в зданиях государственных предприятий, связанных со звукозаписью, наймите специалистов, работайте с радиостанциями не как надзиратель, а станьте их партнерами. С другой стороны, директора радиостанций не должны высмеивать квоты. Это должно быть общее движение в одном направлении.

И самое главное: поскольку уже так произошло, что эти квоты есть, хочу вам напомнить, что в интернете есть множество интересной, прогрессивной украинской музыки. Возможно, часть из нее не очень качественно записана, но мы все вместе можем над этим поработать, и тогда она зазвучит значительно лучше. В значительной степени эта музыка уже сегодня готова для качественных эфиров, но для этого нужно, чтобы скауты радиостанций ходили на концерты, выискивали эти песни в интернете, как это делается во всем цивилизованном мире.

Скажите мне, когда в последний раз представители радиостанций ходили по работе в разные клубы в украинских городах, учитывая районные центры, ради того, чтобы услышать и отыскать новую украинскую музыку? Они этим практически не занимаются. Им удобнее, чтобы «Океан Ельзи» или кто-то другой выпустил новый альбом, чтобы его можно было крутить по кругу. Я считаю, что такая позиция не приведет ни к чему хорошему.

Казалось бы, нам должно быть выгодно, что наши песни чаще крутят на радиостанциях, поскольку от этого мы получаем роялти, и эта система в Украине кое-как работает. Однако я хотел бы, чтобы это время заполнялось молодыми музыкантами, которые еще не в полной мере проявили себя, поскольку это обогатит украинскую музыку. А если же мы действительно начнем получать больше денег за большее количество ротаций на радиостанциях, я обещаю, что все эти средства мы потратим или на запись в студиях молодых музыкантов, или на помощь им в приобретении инструментов.

Я призываю всех – и государство, и радиостанции – из участников конфликта стать участниками общего дела. А общее дело означает взаимное доверие, поддержку и помощь.

Святослав Вакарчук

Лидер рок-группы "Океан Ельзи", композитор, общественный деятель

Метки: квоты, музыка на радио
Loading...
Loading...