Обязательное декларирование: что ждет украинцев

Особенности законопроекта об обязательном декларировании доходов физлиц

29 июня в профильном комитете Верховной рады рассказали, что для утверждения в Украине обязательного декларирования доходов физлиц все готово. Соответствующий законопроект доработан и в скором времени будет зарегистрирован и подан на рассмотрение депутатов.

Последние сообщения профильного комитета по налоговой и таможенной политике о, наконец-то, готовности как к декларированию, так и к борьбе с офшорами – а точнее, к передаче свежеиспеченных законопроектов в парламент – свидетельствуют о том, что какая-то договоренность достигнута, считает Ярослав Абрамов, юрист ЮК Prove Group.

Все логично

«Помните: кампания по декларированию доходов физлиц 201… года началась», – такое объявление появляется весной каждого года, причем в последнее время за ним следуют все более эмоциональные сообщения от ГФС в СМИ на тему «гражданин, а ты ведь уже заплатил?». Жить становится как-то неуютно на фоне постоянного парламентского запугивания физлиц с любым уровнем дохода перспективой введения то налога на богатство, то налога на пенсии, то всеобщего нулевого декларирования, а то и некой налоговой амнистии, или даже, как недавно заявил Антикризисный совет общественных организаций, «эстонской модели».

Вдобавок ссылка Нины Южаниной на отсутствие диалога «с прошлым правительством» и согласование с Минфином не особо вяжется с отсутствием какого-либо проекта в открытом доступе – хоть на странице комитета, хоть в Минфине.

«Проект закона готов. Его надо принять до конца текущей сессии, потому что период декларирования – четвертый квартал 2016 года» – логика впечатляет. Законопроект нужно срочно принять, потому что уже пора декларировать. Вариант «не принимать» – не рассматривается, а норма п.4.1.9 ст.4 НКУ о недопустимости внесения изменений в систему налогообложения позднее, чем за шесть месяцев до начала бюджетного периода, почему-то опять забыта, несмотря на скандал с транспортным налогом.

Декларированию – быть

Чего можно ждать по сути (при условии публикации проекта раньше конца июля)? Очевидно, как минимум одноразового декларирования доходов и активов в сумме свыше 1 млн гривен с перспективой превращения этой процедуры в обязательную и периодическую. В таких условиях уже не имеет практического значения, как назвать это новшество – амнистией, нулевой декларацией или одноразовым мониторингом.

Первой клиентской реакцией были два вопроса: затронет ли декларирование иностранные активы (с понятным акцентом на уникальное отечественное валютное законодательство) и будет ли необходимо декларирование для доходов свыше 1 млн гривен, полученных от субъектов, которые выполняют роль налогового агента (поступления в виде зарплаты, премий, дивидендов).

Будет ли декларирование добровольным, смогут ли граждане выбирать – показывать все или только часть, подпадут ли под «амнистию» все резиденты Украины, независимо от гражданства? Слишком часто звучат заявления о необходимости предоставить госорганам всю информацию об активах в Украине и за ее пределами, а также создать условия для налогообложения всех доходов на территории Украины, и даже бороться за всеобщее «счастье» платить налоги.

Очевидно, что ГФС будет стремиться выявить не задекларированные активы любыми способами, прямыми и косвенными: сравнивая расходы и позднейшие декларации с «нулевой» информацией, а также опрашивая плательщиков относительно причин расхождения с информацией фискального ведомства. Но основным препятствием могут стать традиционные проблемы квалификации исполнителей и коррупции, из-за которых наиболее интересные плательщики вряд ли «попадутся». Да и переходный период перед введением постоянного обязательного декларирования никто из профессионалов своего дела впустую не потратит. Благо, пока еще не все гайки в системе обмена налоговой информацией закручены до конца.

Готовность к декларированию субъектов очевидна из шума, поднимающегося в ответ на любую попытку ввести «обнуление» с амнистией активов. А ведь таких попыток за последние полгода была не одна: можно вспомнить проект Тимошенко и Ко «Про податковий суверенітет України та офшорні компанії» №4380 от 12.04.2016 года, который в июне получил рекомендации профильного комитета, но все еще «обрабатывается», или проект «Закону про внесення змін до Податкового кодексу України щодо запобігання розмиванню бази оподаткування та перенесенню прибутку в офшорні зони» авторства Юрия Воропаева и Натальи Королевской №4636 от 11.05.2016 года, который с мая обсуждается в комитете без особых подвижек.

Нельзя забывать и о проекте Александра Кирша №3661 от 17.12.2015 года, рассмотрение которого откладывается с мая месяца – понятно, почему. А ведь этот проект об обязательном декларировании как всех собственных доходов с активами (включительно с недвижимостью, транспортными средствами, ценными бумагами и наличностью), так и расходов также предполагает «точку отсчета» для фискальных органов, на которую в следующем году будет ориентироваться ГФС при определении необходимости задать вопрос о происхождении «несметных» богатств (включая и такие банальные вещи, как зарплата) и источнике расходов. И цена выявленного расхождения – доначисление обязательства по НДФЛ на уровне 21% плюс 22% ЕСВ.

...но в каком виде?

Несмотря на жесткую критику со стороны профильного комитета (обвинения в неконкретности, декларативности, отсутствии санкций, неполном использовании косвенных методов), предлагаемая «минфиновская» модель, похоже, отличается только в деталях. Точно так же предлагается единая ставка для декларирования активов без объяснения происхождения, причем активы включают как украинское имущество, так и зарубежные объекты – те же «контролируемые компании» (хотя, опять же, текст законопроекта, касающегося определения этих самых контролируемых компаний, равно как и иных объектов и инструментов налогового планирования, пока, очевидно, считается ненужным), – только ставка не 21%, как в проекте Луценко, а 5% от суммы с освобождением от уплаты НДФЛ. Да и три месяца в конце года для подачи декларации впопыхах и в условиях, когда и ГФС не готова, и праздники с каникулами на носу – очевидно оптимальный и продуманный период.

Точно так же, только уже с 2017 года, декларирование станет обязательным, а фискальные органы получат право сверять расходы с доходами (каким именно будет порог отклонения, пока неизвестно), причем, глобально – в перспективе, с использованием инструментов обмена информацией и раскрытия бенефициаров иностранных компаний. Такие же точно ссылки на обязательность «косвенных методов» и привлечение к ответственности как за превышение уровня расходов над суммой задекларированных расходов (с доначислением обязательств), так и за нарушение валютного и инвестиционного законодательства.

Насколько при этом в ГФС захотят перепроверить декларацию или источники средств, насколько будут учитывать публично доступную информацию, например, о регистрируемых сделках (свыше заявленного предела в 150 000 гривен), а также будет ли перечень «косвенных» методов установлен одновременно с определением правил декларирования – при отсутствии текста понять сложно.

Что окажется в обещанном тексте (или текстах), станет ясно уже скоро, недели через две, а там как получится. В любом случае, спешка комитета, помимо пропущенных сроков, явно имеет другие причины, гораздо более фискальные, а может, даже и не украинского роду-племени.

Метки: Всеобщее декларирование, декларирование доходов, налог на офшоры, налоговая система, налоговые проверки, НДФЛ
Loading...
Loading...