Общество парадоксальной свободы в Украине

В общении со своими знакомыми я замечаю одну ярко выраженную и неизменную тенденцию — называть украинцев свободолюбивой нацией. При этом, задавая вопрос о свободолюбии в контексте следующих выборов, я зачастую слышу речи о необходимости лидера, который проведет реформу законодательства, посадит всех «зрадників і бандитів» и вообще наведет порядок. Естественно, в данном случае подразумевается, что реформы будут проводиться в индивидуальном режиме, т.е. под руководством одного человека.

Заметив в этих рассуждениях некую парадоксальность, я задумался, а что же это за свобода такая «стадная»? Стадная именно потому, что общество явно находится в поисках пастуха, который сделает всё «красиво».
Дабы ответить на этот вопрос обратимся к истории. Например, большая часть Восточной Европы, никогда в истории не знали свободы в полной мере. Если, например, в 1800 г. вся Западная Европа избавилась от крепостного права, то восток и частично центр успешно продолжали практику принуждения к труду, а соответственно и к детерминизму. В данном случае, Украина не является исключением.

История уже независимой Украины показывает, что нашему народу нравятся сильные лидеры. К примеру, текст родом из 2003 г., где эксперты разбираются в прогнозах Хантингтона касательно Украины: Выбрав Кучму, «украинская общественность с очень небольшим перевесом подтвердила выбор Богдана Хмельницкого 1654 года»[i]. Следует вспомнить, что Хмельницкий был предводителем государства, где царила военная диктатура и проведя параллель становится понятным, что в 1994 г. всех устраивали возможные последствия такого выбора.
Прошло 24 года, а политические предпочтения населения не сильно поменялись. Мы стабильно находимся в поиске лидеров. Об этом свидетельствуют даже названия некоторых политических партий. Например, партия Юлии Тимошенко когда-то носила название «Блок Юлии Тимошенко», теперь же она называется «Батьківщина» при этом продолжая ассоциироваться лишь с одним человеком.
Главный оппонент Тимошенко в следующих президентских выборах Петр Порошенко, также недолго думал над названием собственной партии, справедливо решив, что итак сойдет.
Естественно, это делается с расчетом на функциональную составляющую, чтобы впихнуть своё имя везде, даже на агитационных материалах кандидатов от вашей партии. Но не будем отрицать, что подавляющее большинство нашего населения зачастую знает лишь личность лидеров партий. Политическая программа и идеология несут уже второстепенное значение.
Соответственно, на выходе мы получаем ярко выраженный вождизм, за который анонимно голосуют и будут голосовать украинцы. Кто-то в этом еще сомневается? Тогда в поддержку моих слов возьмем статистику, некогда опубликованную на странице у Юрия Романенко. Она свидетельствует о том, что 50% украинцев готовы проголосовать за ту или иную партию по причине симпатии к лидеру:
И теперь возникает вопрос, в чем же заключается свободолюбие украинцев? Чем для нас в принципе является свобода?
В одном из своих текстов я уже рассуждал об «украинской свободе» и приводил в пример тот факт, что 30% населения Украины болезненно переживают распад Советского Союза[i]. В этих же социологических исследованиях 28% украинцев выразили мнение о необходимости введения диктатуры[ii].
Свободу можно понимать по-разному. Тогда я приводил в пример Канта, у которого свобода является «решимостью думать самостоятельно». Но, вот возникает вопрос, если мы до сих пор нуждаемся в лидере, который будет частично думать за нас, то является ли свобода нашей целью? Пожалуй, на этот вопрос каждый должен ответить самостоятельно.
«Решимость» Канта можно сравнивать с ответственностью за принятые нами решения, но ответственность – это некий ограничитель. Тут мы имеем дело с тем фактом, что свобода в полном ее смысле и мере недостижима. Особенно, если речь идет о правовой свободе, которая основывается на ограничениях, обязанностях и возможностях.
Нужно учитывать также тот факт, что все мы организованы в форме государства, которое в принципе является огромной машиной принуждения и структурирования общества, а соответственно не может быть свободным по определению. Несмотря на это, государство является необходимым злом, которое может наказывать, поощрять, раздавать роли и делать все это легитимно именно благодаря власти.
Но возвращаясь к теме лидера, следует учитывать, что сегодня одним из самых популярных требований украинцев становится «справедливость». О ней все чаще говорят эксперты в своих интервью, и этот пункт все чаще появляется в социологических опросах. Чем является справедливость? В данном случае, ее следует понимать, как «общественный договор» – делегирование части компетенций взамен на «тепличные» условия. Мы также можем утверждать о том, что справедливость (договор) была нарушена нынешней властью, а значит, кому-то придется ее восстанавливать, а кому-то отвечать. И тут возникает предположение относительно того, что следующий президент получит полный карт-бланш на элиминацию «злочинців». При чем, этот карт-бланш не касается какой-то определенной личности. В данный момент фаворитами всех социологических исследований являются Тимошенко и Порошенко, но кто бы еще не появился, победитель заберет всё и сделает это под аплодисменты толпы. К сожалению, именно этот факт генерирует страх и вызывает ожесточение борьбы за власть.

Для детализации мысли следует обратиться к работе немецкого теоретика политики Карла Шмитта под названием «Понятие политического». Поскольку Шмитт поддерживал нацистов и его взгляды напрямую отразились в тексте, то он получился достаточно кровожадным, но это не отменяет факта его демонической гениальности. Шмитт называл демократическое государство «тотальным», поскольку в демократии мы не можем находиться вне политики. Шмитт был сторонником демократии, потому что она предполагает свободу, но не равенство. И эта часть является для нас ключевой, поскольку все кто поддержат победителя, обретут свободу, а у его противников вариантов будет немного. Либо смириться с существующим положением дел, либо пасть жертвами политической борьбы и третьего тут не дано.

Данная мысль кажется тираничной, но именно таким образом Шмитт видел государство, как «политическое единство». Его текст был издан в 1932 г., следует учитывать, что в те времена Германия переживала не лучший период. Общество постепенно двигалось от состояния подавленности из-за депрессии в Веймарской республики к радикализму. Осознавая это, Шмитт вложил в свой текст необходимость «политического единства в кризисные времена».
Все написанное выше не означает, что эти события единоверны. Они возможны, независимо от того, нравится нам это или нет. Множество украинских политиков после Кучмы призывало дать «бандитам тюрьмы». Это делал Ющенко, по своему, Янукович, а после него этого ожидали от Порошенко. Как известно, каждое действие должно иметь свой логический финал, а значит, когда-то воры все же получат ожидаемое.

Владислав Сердюк, "Хвиля"

Loading...