Новый этап информационной войны

райхельАвтор: Юрий Райхель, День

От многократного повторения термин информационная война стал настолько привычным, что на него перестали адекватно реагировать. И напрасно.

Изобретение телеграфа и радио принципиально изменило информационное пространство. Дело не только в скорости передачи сведений. Гораздо важнее стала их доступность для миллионов. Массовое внедрение телевидения еще больше усилило эту тенденцию.

Впервые боевое использование радио произошло во время Балканских войн в 1912-1913 гг. Помимо чисто военного применения новый вид коммуникации широко использовался в пропагандистской войне между союзниками и гитлеровской Германией.

Британский премьер-министр Уинстон Черчилль в полной мере оценил возможности радио в информационной и психологической войне. Пропаганда ВВС на Германию и оккупированную Европу была настолько обширной и эффективной, что группа американских сенаторов во время визита во Францию летом 1945 года расширила географию поездки, чтобы своими глазами увидеть то, о чем они в значительной мере знали по передачам ВВС. Союзник, конечно, но все же…

Нынешние войны называют гибридными. Речь идет не только об особенностях ведения боевых действий, часто без обозначенного фронта и флангов. Военный фактор, захват и удержание территорий имеет огромное значение, но уже сочетается с информационной войной. При этом последний фактор приобретает столь большую роль, что его недооценка может привести к нивелированию чисто военных и территориальных успехов. В случае с агрессией России, аннексией Крыма мы имеем как раз такой случай. Крымнаш, но последствия такого, с позволения сказать приобретения, для Москвы могут оказаться в долгосрочном плане катастрофическими.

Оставим в стороне негативные экономические и финансовые последствия для России как внутреннего, так и внешнего характера. Обратимся к информационным.

Оголтелая антиукраинская пропаганда на федеральных каналах на каком-то этапе принесла очевидные выгоды хозяину Кремля внутри страны. Рост рейтинга и поддержки зашкаливал. Степень эйфории в полной мере оценить трудно, так как социологические опросы не в полной мере отражают действительные настроения населения. С учетом существующего в России режима часть людей опасаются давать правдивые ответы на поставленные вопросы, предпочитая говорить как все, не выбиваясь из общего ряда. В анонимность ответов многие не верят с учетом исторической памяти, приобретенной в советские годы. Тем не менее, поддержка аннексии Крыма была и остается весьма значительной. Однако, невозможно все время находиться на вершине. Либо необходимо подниматься на следующую, либо искать способа относительно безопасного спуска. Последнее в планы Путина и его окружения не входит, так что нужно переходить к следующему этапу. Здесь возникают проблемы.

Любая война, в том числе и информационная должна иметь очевидные цели. Предыдущие в виде так называемого разоблачения киевской хунты, фашистов, националистов, бандеровцев, Правого сектора и прочего набора Киселева, Мамонтова и Ко себя исчерпала. Можно, конечно, вводить особое и прочие положения в пограничных с Украиной областях, готовить лагеря по приему беженцев, показывать на экранах купленных «беженцев», но что-то не получается. Основной поток бегущих из Донецкой и Луганской областей направляется не в Ростовскую, Белгородскую области, а в прямо противоположном направлении. К страшным фашистам, националистам и бандеровцам. И этот факт можно замалчивать, но сложно скрыть на длительный период.

Уже понятно и Путин вынужден был косвенно признать, что проект так называемой Новороссии с треском провалился. Не суть сейчас важно по каким причинам, но это реальность. Никакого пророссийского восстания не произошло и истерика Никиты Михалкова по этому поводу лучшая иллюстрация этому. Перед российской пропагандой как главного элемента антиукраинской информационной войны встала во весь рост огромная проблема выбора очередной цели.

Хотя Путин в беседе с французскими журналистами канала TF1 сказал, что не стоит задача присоединения Донецкой и Луганской областей, то к этому следует отнестись осторожно с учетом времени этой встречи. Накануне визита в Нормандию ничего другого он заявить просто не мог.

На самом деле все гораздо сложнее и в то же время проще. Аннексионистские тенденции в российской политики, в частности, в отношении Украины нисколько не изменились. Как водится, их начинают вводить в информационное пространство исподволь с помощью частного мнения экспертов. В этом смысле довольно откровенно высказался  профессор Академии военных наук, член-корреспондент Академии геополитических проблем Сергей Брезкун на страницах московского «Независимого военного обозрения».

Суть его выводов, которые могут в скором времени стать главной целью антиукраинской информационной войны.

Во-первых. Холодная война не завершилась, а продолжается для последующей дезинтеграции России. СССР Запад развалил, теперь принялся за вторую фазу исполнения своей вековой мечты.

Во-вторых. Наилучшее представление о будущей цели Москвы дает ряд цитат. «Уже почти четверть века Америка использует добровольно уступленное вначале Советским Союзом, а затем Российской Федерацией влияние в Европе исключительно для того, чтобы лишать Россию в Европе ее естественных, столетиями приобретавшихся прав».

В чем эти так называемые естественные права разъясняется далее. «…крайне необходимо выдвинуть лозунг – пусть пока лишь лозунг – нового воссоединения Украины с Россией». «Для этого на высшем уровне необходимо заявить о том, что Россия готова вести любые обсуждения лишь на основе предварительного признания Америкой и ЕС особых прав на озабоченность положением дел на Украине только и исключительно за Россией. Необходимо подчеркнуть, что Россия всегда была собирательницей земель и народов и готова взять на себя – при желании народов – эту функцию вновь. Целесообразно инициировать немедленное вхождение в состав Российской Федерации Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья – уже одно это охладит многих. России же пора ковать железо, пока оно горячо. … Необходима и развернутая, принятая Федеральным Собранием РФ, Государственная декларация о дружбе России с Украиной – с развернутой исторической справкой, показывающей тысячелетнюю связь Южной, Центральной и Северной Руси».

С учетом высказывания Путина, что аннексия Крыма связана с опасениями Москвы за базу Черноморского флота в Севастополе, подобные тезисы не выглядят только мнением академика. Сталин тоже в 1939 году обосновывал агрессию против Финляндии необходимостью обеспечения безопасности Ленинграда. И к замечанию в приведенной цитате «пусть пока лишь лозунг» надо отнестись со всей серьезностью. В ней заложен фугас возможного перехода от информационной войны к обычному захвату нашей территории. Предлог готов — особые естественные права России на территории пограничных государств. Готовится и так называемая историческая справка.

Завершение АТО не будет означать прекращение войны с Россией. По крайней мере, в информационном пространстве в долгосрочной перспективе. К этому следует быть готовым.

Метки: информационная война
Loading...
Loading...