Новая военно-морская доктрина Путина

Военно-морская стратегия России ничем существенно не отличается от общей. Бесконечное надувание щек быстро заканчивается ставкой на ядерное оружие
Российское государство вознамерилось отметить полукруглую дату — 320-летие российского флота — беспрецедентными торжествами. От Санкт-Петербурга до сирийского Тартуса пройдут военно-морские парады, на которые соберут более ста кораблей — практически все, что еще способно плавать из состава ВМФ. В подкрепление демонстрации этой военной мощи, а также в качестве демонстрации неустанной заботы Родины о ее славном флоте Верховный главнокомандующий Владимир Путин подписал только что указ «Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года». За почти сорок лет работы военным журналистом мне пришлось читать немало директивных документов, авторы которых прекрасно понимали: их писания не имеют никакого отношения к реальной действительности. Но, должен признать, что «Основы» представляют собой что-то совершенно особенное в этом ряду.

Прежде всего внимание привлекает анализ ситуации в Мировом океане и прогноз ее развития. «В последнее время обострилась конкуренция между странами за доступ к природным ресурсам Мирового океана, усилилось стремление ряда государств к получению контроля над стратегически важными морскими транспортными коммуникациями…» Налицо «усиливающееся стремление ряда государств к обладанию источниками углеводородных ресурсов на Ближнем Востоке, в Арктике и бассейне Каспийского моря». Мало этого, нарастает «экономическое, политическое, международно-правовое и военное давление на Российскую Федерацию в целях снижения эффективности ее морской деятельности в Мировом океане, ослабления ее контроля над Северным морским путем — исторически сложившейся национальной транспортной коммуникацией РФ».

Кажется, что читаешь советский учебник по истмату и вот-вот наткнешься на навсегда запечатленную в мозгу формулу про «борьбу за передел уже поделенного мира». Такой вот получается океан Юрского периода, полный хищников, готовых сожрать друг друга. Одному богу известно, кто именно в воспаленном сознании современных российских империалистов стремится к обладанию углеводородными ресурсами Каспийского моря, где прибрежные государства все без исключения объявлены партнерами и союзниками нашей страны? И кто пытается ослабить российский контроль над Северным морским путем? Очевидно, именно так в Совете безопасности России интерпретируют то, что в результате украинского кризиса и последовавших санкций количество перевозимых иностранных грузов уменьшилось в разы.
Нельзя не заметить и другого противоречия. Если кто и конфликтует с другими государствами по поводу доступа к ресурсам Мирового океана и контроля над коммуникациями, так это стратегический партнер Москвы Китай, который вступил в спор относительно акваторий Южно-Китайского моря аж с четырьмя государствами региона. Однако очевидная экспансия Пекина ничуть не помешала России пригласить китайские ВМС для участия в совместных маневрах в Балтийском море.

Подобные нестыковки отнюдь не смущают авторов «Основ», для которых США и их союзники остаются главными и единственными противниками на море. Вашингтон, как ему и положено, вынашивает агрессивные замыслы и намерен осуществить свою концепцию «мгновенного глобального удара». Именно этого потенциального противника и надлежит, как следует из документа, сдерживать российскому флоту всеми доступными средствами. Как неядерными, так и ядерными. И вот здесь начинается самое интересное.

Разъяснение, каким, собственно говоря, способом предполагается не допустить «существенного превосходства военно-морских сил других государств над российским Военно-морским флотом». Сегодня российский флот в четыре раза меньше американского по совокупному тоннажу. Отправленный в капитальный ремонт после вояжа к сирийским берегам авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» противостоит дюжине авианосных группировок США. Три российских ракетных крейсера — против двух десятков американских. Несмотря на победные рапорты судостроителей (а на этой неделе мы их услышим предостаточно), большинство российских кораблей построены еще в советские времена. Хоть в новой военно-морской доктрине и фигурирует создание «авианесущего комплекса», пока что нет даже верфей, на которых этот авианосец можно построить. Фактически российская промышленность отказалась сегодня от постройки крупных кораблей океанской зоны, сконцентрировавшись на «корветах» и «фрегатах», не дотягивая даже до эсминцев. Но из-за отказа украинских производителей продавать России силовые установки реализация и этих скромных планов под вопросом. Начальники рассказывают об успехах в «импортозамещении». Однако вдруг выясняется, что под разговоры об импортозамещении, нарушив обязательства, направили оборудование «Сименса» для крымских электростанций. Не рассчитывают ли в Кремле повторить тот же номер и с корабельными двигателями?

Более-менее понятно, что выход из этого противоречия российские военно-морские стратеги видят в развертывании крылатых ракет большой дальности. Это оружие можно разместить практически на любом корабле, а оно способно уничтожать (как утверждают) даже авианосцы. Но здесь количество имеет значение. Судя по всему, к серийному производству ракет «Калибр» приступили недавно. Только что министр обороны Сергей Шойгу с гордостью отрапортовал в Думе: в минувшем году изготовили 180 крылатых ракет. А у американцев их несколько тысяч…

Собственно говоря, военно-морская стратегия России ничем существенно не отличается от общей. Бесконечное надувание щек быстро заканчивается ставкой на ядерное оружие. Только этой ставкой можно объяснить содержащееся в «Основах» малореалистичное требование обеспечить статус второго флота в мире «по боевым возможностям». Да, Россия обладает паритетом с США по ядерным силам флота. И ни одна другая страна здесь соперничать не может. Однако по остальным показателям Россию серьезно обходит Китай, который ежегодно вводит в строй новые корабли. Вот и получается, что военно-морская стратегия ориентирует на сдерживание США, но на гонку вооружений с Китаем.

Практический смысл этого документа один: подкрепить ослабевшие позиции флота в бюрократической схватке вокруг новой программы вооружений. Только так можно объяснить то, что в списке перспективных образцов военной техники вдруг оказались экранопланы, построить которые мечтали еще во времена СССР. Однако во всех этих писаниях есть и оптимистический момент. Одна-единственная строчка. Самая последняя: «программа может быть скорректирована в результате изменений социально-политической ситуации». Таким образом, всем этим мечтаниям империалистов — цена грош.

Александр Гольц

Российский журналист, военный эксперт, заместитель главного редактора Ежедневного журнала

Метки: Владимир Путин, Россия, флот
Loading...
Loading...