Новая история ужасов

Путин все еще при власти, Евросоюз разваливается. Катастрофа еще не произошла, но многие живут в страхе. Нереалистично? Но тревожно, не так ли?
Представьте, что наступил 2019-й. Трамп уже три года как президент, завален судебными исками в связи с теневыми сделками (в том числе с Саудовской Аравией и Россией), обвинениями в сексуальных домогательствах и банкротством части его компаний.

Самым влиятельным политическим лидером в Европе вместо Ангелы Меркель стала Марин Ле Пен. Ее поддерживают аналогично мыслящие политики вроде Найджела Фараджа в Великобритании, Герта Вилдерса в Нидерландах и Виктора Орбана в Венгрии. ЕС разваливается изнутри, страны не могут найти общий язык, чтобы бороться с растущей фашизацией Европы.

Владимир Путин все еще при власти. Он избавился от старых друзей и большинства приближенных, построив параноидальный диктаторский режим. Все знают, что формально его правление заканчивается в 2024 году, но никто не рискует поднять вопрос об отставке.

Нереалистичная картина? Тревожная — быть может, но нереалистичной назвать ее нельзя. Мы уже долгое время наблюдаем за этим фундаментальным изменением европейской политики. Но большинство из нас так и не заметили или, точнее, не пожелали заметить, что именно разворачивается перед глазами.

Я помню, как еще молодым ученым пытался представить, каково это — жить в 1930‑е, когда окна и двери в демократическое будущее понемногу закрываются, а диктатура становится неизбежной. Настоящая катастрофа еще не произошла, Гитлер еще не начал войны и Endlösung — уничтожение евреев по всему европейскому континенту. Должно быть, ужасное ощущение: сидящая где‑то в глубине неуверенность, страх и чувство, будто пора бежать, но непонятно куда.

Недавно летел из Копенгагена в Вильнюс, и моя соседка в самолете узнала, что я советолог. “Будет ли война?” — был ее первый искренний вопрос. Передо мной умный, молодой профессионал, но первый вопрос — о войне. А затем последовал второй, еще более тревожный: “Куда бежать?” Эти опасения явно связаны с тем, что США скоро будет управлять Трамп, а Западная Европа скатывается к фашизму.

Страх стал нашим постоянным спутником. Особенно среди моих друзей в Восточной Европе — в регионе, где еще помнят, что может означать власть СССР или его влияние. Их тревожит то, что происходит у всех на глазах. В Литве, где я провожу много времени, почти каждый разговор в итоге сводится к одному: когда начнется война. Некоторые отрицают этот апокалиптический сценарий, но их становится все меньше.

Да, есть шанс, что Марин Ле Пен не победит на выборах во Франции, но один из ее главных оппонентов — Франсуа Фийон — человек, тесно связанный с Кремлем. В 2015‑м именно он отправил делегацию французских депутатов в Крым, чтобы прорекламировать французский бизнес.

Связь между Кремлем и праворадикальными партиями в Европе — отличный индикатор изменения политического окраса в Кремле. В 1960‑х и 1970‑х Москва поддерживала связь с левыми и коммунистическими партиями в Европе, помогая им финансово и с помощью манипуляций стимулируя рост антиамериканских пацифистских движений в Западной Европе. Теперь же РФ предпочитает националистов и правых радикалов.

Это нечестивый союз, новая "ось" в Европе, причем опасная. Она основана не на идеологии, как во времена СССР, а на чистом прагматизме: праворадикалы Европы выступают против истеблишмента, против ЕС и совершенно деструктивны. А именно это нужно Путину, ведь цель его политики — уничтожение Европейского союза прежде, чем развалится РФ.

Пока Путин побеждает. Он побеждает, поскольку прагматичен, беспощаден и обладает мышлением гангстера. Его оппоненты склонны к сомнениям и боятся, что их обзовут паникерами. Они приуменьшают угрозу, предпочитая выражать “глубокую озабоченность” (разве не это мы слышали во время Майдана?), и таким образом надеются не разбудить лихо. Но лихо уже проснулось. Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что происходящее вышло из‑под контроля.

В 1939–1940 годах премьер-министром Нидерландов был Хенрик Колейн, старомодный, надежный “отец нации”. Он регулярно выступал по радио, приговаривая в конце: “Не волнуйтесь, все будет хорошо”. Голландцы обнаружили, насколько все “хорошо”, 10 мая 1940 года, когда немецкие десантники высадились по всей стране, застав армию Нидерландов врасплох. Спустя пять дней страну поставили на колени.

Мы редко учимся на ошибках. Повторяем “никогда больше”, говоря, например, о Холокосте, но подобное происходит снова и снова. Пол Пот в Камбодже, геноцид в Руанде, Сребреница в бывшей Югославии. Список можно продолжать. Не пора ли научиться хотя бы не расслабляться? Опасность реальна, и с ней нужно разобраться. На кону — наша свобода.

Роберт ван Ворен

Голландский советолог, правозащитник, генеральный секретарь международной организации Глобальная инициатива в психиатрии, преподаватель университетов Грузии, Литвы и Украины

Метки: ЕС, общество, РФ
Loading...
Loading...