Не отбрасывая тени: реально ли отказаться от зарплат в конвертах

Перспективы детенизации заработной платы в малом и среднем бизнесе

 «...Если говорить о том, правильно ли закладывать расчеты
по детенизации в бюджет, то я твердо знаю, что нет».

Наталия Яресько, министр финансов Украины

Налоговая осень пока не принесла реформаторского урожая − на повестке дня бюджет страны на 2016 год, а члены правительства не знают, по каким ставкам налогообложения рассчитывать его доходную часть. Впрочем, предпринимателей новые налоговые правила беспокоят не меньше, чем чиновников, и они примеряют на себя все то, что уже успели напредлагать налоговые реформаторы.

Если работа комитета ВР по налоговой и таможенной политике под руководством Нины Южаниной уже доведена до состояния зарегистрированного законопроекта №3357, то реформаторское произведение Минфина до сих пор известно нам только в виде презентации общей концепции заместителем министра Еленой Макеевой. Но ни для кого не секрет, что на днях Минфин зарегистрирует собственный законопроект, поэтому предприниматели в 2016-м должны рассчитывать или на то, что один из этих законопроектов обретет статус закона (если, конечно, в парламент оперативно не внесут третий), или на компромиссную смесь определенных норм по обоим проектам, или на сохранение действия текущих налоговых правил.

Все медийное и интернет-пространство сегодня переполнено дискуссиями по поводу указанных концепций, но эти дискуссии вращаются преимущественно вокруг макроэкономических показателей − правительство настойчиво требует определенного сбалансирования бюджета-2016, чего крайне трудно достичь в условиях налоговой либерализации.

При этом создается впечатление, что экспертов вообще не интересует восприятие налоговых инноваций теми, на кого они непосредственно направлены − реальными субъектами предпринимательской деятельности. Конечно, иногда определенные страшилки вырываются из контекста проектов и доносятся до предпринимателей под видом налогового Армагеддона, но объяснить доступно в цифрах, чего реально ожидать бизнесу, мало кто берется.

Собственно, а к чему вообще стремится МСБ (малый и средний бизнес)? Можно ли ставить ему в упрек пренебрежение государственными интересами в пользу собственных? Однозначно нет, ведь именно эта бизнес-среда стала источником того гражданского общества, которое ярко вспыхнуло на фоне революционных событий последних лет и вместе с властью приняло не себя ответственность за судьбу страны. Поэтому сегодня проблема наполнения госбюджета беспокоит большинство украинских предпринимателей отнюдь не меньше наполнения собственного кармана.

Эта хрупкая бизнес-среда, десятилетиями формировавшаяся под уголовным, коррупционным и налоговым давлением, выживает сегодня исключительно благодаря так называемой оптимизации налогообложения − по сути, благодаря уклонению тем или иным способом от непосильного налогового бремени. Вот почему предприниматель уже не просто говорит, а громко кричит власти: «В условиях кризиса мы физически не сможем оплатить налогов больше текущего уровня, поэтому хотя бы приведите законодательство в соответствие с реалиями, если вы не способны к коренным революционным преобразованиям». Образно говоря, предприниматели МСБ давно уже протоптали свою отдельную дорожку на налоговом газоне, и сейчас требуют от власти элементарного − заасфальтировать ее и убрать табличку «Проход запрещен».

Доплата работникам наличными в конверте (так называемая тенизация заплат) является одним из тех болезненных факторов, которые, как кость в горле, мешают сегодня свободно дышать предпринимателю. Поэтому избавиться от этой неприятности предприниматель стремится не меньше, чем власть, но только при условии, что детенизация зарплат не приведет к финансовым убыткам предприятия. Именно в таком ключе предприниматели МСБ и примеряют на себя налоговые инновации − создают ли они реальное экономическое основание, достаточное для безболезненного выхода из тени?

Но это требует довольно сложных расчетов, которые должны сравнить общую налоговую нагрузку на конкретное предприятие, оптимизирущее налогообложение по определенной схеме с предложениями налоговых реформаторов. Именно поэтому нами, экспертной группой «Предприниматели за реформы», был разработан онлайн-калькулятор общей налоговой нагрузки (его можно найти по адресу: www.ufib.com.ua/docs/2015/calc/Calculator.html  или по адресу: www.d2.ua/Calculator.html ) − инструмент, который значительно упрощает выполнение подобных сравнений.

С помощью этого калькулятора каждый предприниматель может быстро определить свое отношение к той или иной налоговой инновации, но мы использовали его для исследования определенных закономерностей и тенденций относительно перспектив детенизации зарплат в малом и среднем бизнесе.

Сразу следует заметить, что тенизация заплат на предприятиях типа B2C, непосредственно работающих с наличными (розничная торговля, предоставление услуг населению), обычно базируется на неконтролируемом обороте налички, поэтому никакие налоговые изменения, кроме усиления административного контроля, не будут экономически привлекательными для такой категории предприятий. То же самое касается и предприятий экспортно-импортного направления деятельности, где наличные легко выводятся через офшоры.

Именно поэтому объектом нашего исследования стало типичное предприятие сегмента B2B, работающее на общей системе налогообложения и являющееся плательщиком НДС, вынужденное получать дополнительные «конвертные» наличные с помощью одной из двух распространенных оптимизационных схем − путем использования ФЛП 3-й группы (плательщика НДС) или посторонней финансовой услуги стоимостью 12%.

Очевидно, что уровень общей налоговой нагрузки на такое предприятие определяется не только задействованной оптимизационной схемой, но и уровнем тенизации зарплат на предприятии. Заработком предприятия мы называем добавленную стоимость реализованных предприятием товаров, продукции и услуг; общей налоговой нагрузкой − процентное отношение всех расходов по получению наличности до заработка предприятия; уровнем тенизации − среднее отношение суммы конверта к «чистой» официальной зарплате. Например, если работник официально на руки получает 2000 гривен, а предприятие доплачивает ему в конверте 6000 гривен, то уровнем тенизации будет число 3.

Так вот, расчеты показывают, что общая налоговая нагрузка на предприятие, которое сегодня функционирует по действующему законодательству и направляет весь свой заработок исключительно на выплату зарплаты (бесприбыльная деятельность), зависит от задействованных оптимизационных схем и уровня тенизации следующим образом:
тенизация

Дополнительные три горизонтальные линии демонстрируют уровень возможной налоговой нагрузки в 2016 году: при сохранении действующего законодательства, в условиях внедрения минфиновской концепции и в условиях вступления в силу закона №3307.

Итак, из графика видно, что благоприятные условия для детенизации зарплат есть только у тех предприятий, у которых текущая общая налоговая нагрузка находится выше горизонтальной линии определенного налогового концепта.

Поэтому текущая система налогообложения, даже с учетом льготного коэффициента 0,6 к ЕСВ в 2016 году, как и концепция Минфина, может рассчитывать на детенизацию только предприятий с уровнем тенизации менее 0,5. Понятно, что ради такой тенизации мало кто станет затевать сложные оптимизационные схемы, поэтому можно уверенно сказать, что упомянутые системы налогообложения не создают никакого экономического основания для масштабной детенизации.

Совсем другое дело с законопроектом комитета ВР − пересечение кривых с соответствующим уровнем общей налоговой нагрузки говорит о том, что предприятия с уровнем тенизации меньше 1,4-1,8 (в зависимости от задействованной оптимизационной схемы) способны без финансовых потерь отказаться от тенизации зарплат. Конечно, это довольно умеренная тенизация, но она уже реально характерна для существенной части предприятий МСБ. Кстати, правительство своим внедрением максимального льготного коэффициента 0,4 к ЕСВ для предприятий, увеличивших фонд зарплаты в 2,5 раза, фактически признало, что взяло за основу своих расчетов тенизацию на уровне 1,5 (если к зарплате добавить еще полторы, то она увеличится как раз в 2,5 раза). Хотя на самом деле трудно поверить во взвешенность подобных правительственных оценок.

Поэтому очевидно, что концепция авторского коллектива под руководством Нины Южаниной является куда более привлекательной для МСБ, и это при том, что в приведенных расчетах еще не учитывалось преимущество законопроекта №3357 относительно нулевой ставки налога на не распределенную прибыль, ведь за основу исследования была взята именно бесприбыльная деятельность предприятия.

Если же повторить расчеты для предприятия, которое 25% заработка (без НДС) оставляет на собственное развитие, а на выплату зарплаты направляет лишь остаток, то зависимость общей налоговой нагрузки от применяемых оптимизационных схем и уровня тенизации становится значительно интереснее:
тенизация1

Как видно из графика, и текущая налоговая система, и концепция Минфина продолжают оставаться малопривлекательными для МСБ. А вот нулевая ставка налога на не распределенную прибыль, согласно законопроекту №3357, расширяет благоприятные для детенизации условия вплоть до предприятий с достаточно дерзким четвертым уровнем тенизации.

То есть речь идет даже о таком предприятии, бухгалтерия которого официально декларирует работнику зарплату 2503 гривны, чтобы на руки выдать 2000, а в конверте доплачивает еще 8000, чтобы в целом выплатить работнику обещанные 10 000 гривен. Так вот, такое предприятие, по нормам налогообложения законопроекта №3357, сможет без ущерба для себя забыть о конвертах и официально назначить работнику 11 111 гривен зарплаты, чтобы на руки он получил те же 10 000.

Чем меньше сегодня уровень тенизации зарплат на предприятии, и чем больше оно сегодня декларирует прибыли, тем выше вероятность, что такое предприятие станет на путь детенизации в случае вступления законопроекта №3357 в силу. Поэтому в условиях определенной настойчивости со стороны правительства и открытого диалога с предпринимателями можно ожидать довольно массового выхода из тени представителей МСБ и рассчитывать на существенные макроэкономические бюджетные компенсаторы именно по детенизации.

Но ни в какую детенизацию министр финансов не верит, и понятно почему − по концепции министерства, экономических оснований для этого действительно не существует. Более того, то незначительное снижение налоговой нагрузки, которое предусматривает минфиновская концепция благодаря снижению ЕСВ до 20%, только усложняет детенизацию, и вот почему.

Представим, что концепция Минфина в 2016-м вступила в силу. В условиях минфиновских налоговых норм кривые зависимости общей налоговой нагрузки на бесприбыльное предприятие от задействованных оптимизационных схем и уровня тенизации существенно смещаются вниз:
тенизация2

Конечно, предприниматели довольны − оптимизационные схемы теперь значительно эффективнее по сравнению с 2015 годом, но, естественно, за счет увеличения дефицита бюджета. А вот когда чиновники опомнятся и вернутся к законопроекту №3357, будет уже поздно − если в 2015-м он создавал детенизационную экономическую основу для предприятий с уровнем тенизации меньше 1,4-1,8, то теперь это может заинтересовать только предприятия с уровнем тенизации меньше 0,6-0,8, то есть почти никого.

Все же, несмотря на нерешительность Министерства финансов по созданию экономических предпосылок для детенизации зарплат, с ним надо говорить и убеждать. Мы, предприниматели, на основании собственных микроэкономических исследований видим, что решение существует − законопроект комитета ВР реально способен предложить нам путь к выходу из тени. Поэтому очень надеемся, что на этом пути правительство будет нам попутчиком.

Метки: детенизация
Loading...
Loading...