Насильное

Незаконно добывшие визу и проникшие в город Берлин,

два мигранта насилуют Лизу, нашу русскую девочку, блин.

Два насильника, мрачных садиста, за которых Европа — горой.

Первый сверху на Лизу садится и подушкою душит второй.

Нарастают крутые детали, подключается первый канал:

умыкнули её, затолкали на матрас, что ужасно вонял…

Накалённый до вопля, до визгу, надрывается хор голосов:

два мигранта насилуют Лизу десять, двадцать, и тридцать часов!

Дайте волю народному гневу!Слышь, Россия, страна-исполин:

там насилуют русскую деву, хоть она и свалила в Берлин!

Так скажи своё звонкое слово в этот тяжкий, решительный час.

Неужели мы вытерпим снова, что повсюду насилуют нас?

Почему мы уставились немо, почему не заявим, грозя:

пусть мигранты насилуют немок, но насиловать русских нельзя!

Чуть поднялись — и снова-здорово. Иль не жаль нам сестёр и невест?

Привлеките министра Лаврова, пусть он выскажет резкий протест!

До чего довели толерасты, либеральщики, черт их возьми.

Почему этот случай ужасный игнорируют местные СМИ?

Если честь вы забыли мундиров, а полиция сдохла, как класс,

— пусть на месяц приедет Кадыров и порядок устроит у вас.

Мы уже догадались в запале, мы постигли в порыве страстей:

вы мигрантов затем и впускали, чтоб насиловать русских детей!

Но узнали немецкие власти, обитатели чуждых систем:

эти ужасы — правда отчасти, а точнее — неправда совсем.

Подготовьте Лаврова к сюрпризу, пусть утешится ваш господин:

наш мигрант не насиловал Лизу (плюс их было не два, а один).

Успокойте родного гаранта и согретое им большинство:

Лиза ночь провела у мигранта с разрешения мамы его.

Спи спокойно, соседка-Россия, не настолько мигранты страшны:

ни следа никакого насилья мы на Лизе твоей не нашли.

Нагнетать напряженье бросай ты. Эту сплетню и крики «Атас!»

размещали нацистские сайты, что припрятаны, кстати, у вас.

Ваши карты, как видите, биты. Мы пойдём в независимый суд,

ибо знаем, что ваши наймиты проводили наймитинги тут.

Для российского телешедевра — впечатляющего, не таим,

— вы платили по тысяче евро истеричкам наёмным своим:

разговоры об этой оплате мы немедленно выложим в Сеть,

мы считаем, что очень бы кстати этим записям там повисеть,

как и фоткам, где нацик немецкий с чёрной бандой своей наряду

по соседству с колонной донецкой марширует у всех на виду.

Что до Лизы, то бедная Лиза раскололась за несколько дней.

От анамнеза до эпикриза всё сегодня известно о ней.

Предков Лизиных вызвали в школу, предки стали её бичевать

— и за это она, по приколу, не явилась домой ночевать.

Стали делать над ней экспертизы — и узнали: с двенадцати лет

два любовника было у Лизы, а насилия не было, нет.

Так что символ невинности чистой оказался не чище, увы,

чем нацисты, садисты, чекисты и другие кумиры Москвы.

О садистские эти фантазмы! Даже злоба порою берет,

как подумаешь — сколько уж раз мы облажались публично за год.

Как припомнится мальчик распятый, да его истреблённая мать,

да плакаты с колонною пятой, да расстрелы беременных, ать…

Это ж все наши тайные грёзы, потаенные влажные сны,

донный пласт эротической прозы о свершениях русской весны,

мастурбация тайных героев, воспалённого мозга цистит

— что, кошмар на планете устроив, за своё одиночество мстит!

Это вы, не видавшие воли, все орете, планете на смех:

«Все насилуют нас!» — для того ли, чтоб вернее насиловать всех

Вы Россию, как бедную Лизу, героиню сплошных порнодрам,

двадцать лет наклоняете книзу, чтоб насиловать в голову прям.

И она, обалдевши от боли, позабывшая все, кроме вас,

возразить вам способна не боле, чем нимфетка, попав на матрас.

Так и воет, не взвидевши свету, наплевавши на школу и честь…

И вдобавок полиции нету. А в Германии все-таки есть.

Дмитрий Быков

обозреватель «Новой»

Метки: Германия, мигранты, насилие
Loading...
Loading...