Наедине с Путиным. Что если Запад снимет санкции

Вашингтон предпринимает последнюю попытку разрядить все еще тикающую бомбу замедленного действия, которой является Украина

Судя по последним закулисным переговорам, американские дипломаты вновь готовы рассматривать Украину в качестве одного из приоритетных направлений внешней политики.

15 января помощник госсекретаря США Виктория Нуланд встретилась с ключевым советником Кремля в прибрежной резиденции Владимира Путина на Балтийском море. Нуланд, топ-дипломат США по делам Европы, отправилась в крайне милитаризированный российский регион Калининград, чтобы провести встречу с Владиславом Сурковым, помощником Путина, занимающимся сепаратистскими регионами в Восточной Украине. Их шестичасовой «мозговой штурм», как позже выразился Сурков в разговоре с российскими журналистами, касался сложных вопросов процесса мирного урегулирования конфликта и был оценен им как «конструктивный и полезный».

Назвать эту встречу «необычной» будет преуменьшением. Российские государственные СМИ представили Нуланд в качестве кукловода прозападной революции в Украине два года назад, а Сурков, создатель путинской декоративной демократии, рассматривался на Западе как один из вдохновителей аннексии Крыма. С учетом роли Суркова в крымских событиях Соединенные Штаты и Европейский Союз в марте 2014 года внесли его в черный список, запретив въезд на их территорию.

Для Барака Обамы начинается последний год президентства, и Вашингтон предпринимает последнюю попытку разрядить все еще тикающую бомбу замедленного действия, которой является Украина. Ключевые партнеры в Европе – немецкий канцлер Ангела Меркель и французский президент Франсуа Олланд – серьезно отвлеклись на кризис беженцев и угрозы терроризма.

Тем временем Кремль, преследуемый низкими ценами на нефть и общими туманными перспективами в экономике, продемонстрировал готовность реализовать так называемые Минские соглашения. Точно так же как в Восточной Украине, Путин судорожно пытался стать частью проблемы, а затем частью ее решения в Сирии. Включив Россию в военную игру на Ближнем Востоке, президент РФ заставил Вашингтон обратить на себя внимание. Накануне миротворческой миссии Нуланд Обама даже поднял трубку телефона, чтобы пообщаться с Путиным и призвать его выполнить свою часть обязанностей. Затем, уже после встречи Нуланд и Суркова, госсекретарь США Джон Керри провел переговоры с российским коллегой Сергеем Лавровым и заявил, что связанные с Украиной санкции в отношении России могут быть ослаблены, если Минские соглашения будут реализованы в ближайшие месяцы.

Минские соглашения – это два отдельных документа: Минский протокол, изначальный договор о прекращении огня от сентября 2014 года, и последовавший за ним «пакет мер по имплементации», выработанный Путиным, Меркель, Олландом и украинским президентом Петром Порошенко в ходе ночного переговорного марафона в белорусской столице Минске. Этот дополнительный документ – известный как «Минск-2» – включает в себя последовательные меры, начиная с поэтапного прекращения огня, большей автономии для Донбасса, вывода российских войск («иностранных вооруженных формирований»), местных выборов и, наконец, восстановления контроля Киева над границей с Россией.

Срок выполнения Минских соглашений истек в конце в 2015 года. Но учитывая, что на востоке Украины не установилось даже продолжительного перемирия, все стороны согласились продлить минский процесс на 2016 год.

Запад расценивает Минск-2 как единственно возможный вариант выхода из ситуации, никаких серьезных обсуждений относительно некого запасного плана, или Минска-3, не ведется. Европа и ее соседи без того сталкиваются с достаточно сильными потрясениями от донбасского конфликта. Для американских и европейских политиков поражение со вторым Минском – не вариант. Бои в Украине уже унесли жизни более 9 тыс. человек с апреля 2014 года, когда российские боевики проникли в Донбасс и захватили правительственные здания.

Нынешняя спешка в решении конфликта объясняется страхом западных столиц, что Порошенко начнет тянуть время, после чего минский процесс превратится в бесконечную игру обвинений между Киевом и Москвой. Кремль, в свою очередь, хочет воспользоваться моментом и наладить отношения с Западом, пока Европейский Союз слишком занят другими вызовами.

Если покажется, что Путин готов сотрудничать, а Порошенко затягивает процесс, Брюсселю, скорее всего, будет трудно добиться единодушия в возобновлении экономических санкций против России этим летом.

Мощные пророссийские лоббисты в Германии, Франции и Италии настаивают на облегчении санкционного режима. Последовательные экономические ограничения, принятые Европейским Союзом и Соединенными Штатами на протяжении 2014 года, в значительной мере обуздали амбиции Путина в Украине. Угроза новых санкций в сочетании с падением мировых цен на сырье спровоцировала торможение российской экономики.

Хотя западные санкции были нацелены на отдельных личностей (как Сурков) и государственные компании, Путин принял ответные меры по запрету импорта продовольствия из ЕС и США, что в конечном счете больше ударило по обычным россиянам, нежели по его врагам.

Украинцы, которые сами столкнулись с экономическим коллапсом, рассматривают санкции против России как критически важное условие выживания их страны. В Киеве надеются, что по мере сокращения российской экономики уменьшится и возможность Путина сеять хаос в Украине. Если же Запад решит, что Россия выполняет Минские соглашения и, как следствие, ослабит санкции, Порошенко может остаться с Путиным один на один.

Дилемма для Порошенко заключается в том, что на этой неделе истекает срок, когда можно принять изменения в Конституцию, открывающие путь для предоставления сепаратистским регионам «особого статуса», что предусмотрено Минском-2. На сегодня у президента нет 300 голосов в парламенте для принятия поправки. Независимо от того, потерпит ли он неудачу в этом предприятии или просто отложит голосование, со стороны будет выглядеть, будто украинский президент не выполняет свою часть обязанностей.

«Минск» стал плохим словом в Украине. Люди все больше разочаровываются в том, что Запад делает упор на конституционные поправки, тогда как базовые условия мирного процесса – полное прекращение огня,  международный мониторинг, обмен пленными – до сих пор не выполнены в полной мере. Многие украинцы все больше ощущают, что судьба их страны решается за рубежом. В то же время они боятся, что Украина будет забыта Западом, как еще одно воюющее государство у границ Европы.

Меркель в панике спешила заключить вторые Минские соглашения, чтобы украинская война не превратилась в европейский пожар. Благодаря чему Путин сумел расставить в новой сделке ловушки, от которых практически невозможно уйти: уступки повстанческим регионам крайне непопулярны в Украине, а проведение местных выборов в соответствии с национальным законодательством является невозможным. Самым худшим сценарием для немецкого министра иностранных дел будет провал Порошенко в принятии конституционных изменений, проведение сепаратистами своих собственных «выборов», которые похоронят Минские соглашения и возродят призывы к предоставлению оружия Украине.

В то же время есть основания полагать, что Кремль серьезно настроен на деэскалацию. Полевые командиры сепаратистов, сопротивлявшиеся даже номинальному сближению с Украиной, по сообщениям, гибнут насильственной смертью или просто отстраняются от полномочий. Некоторые говорят, что Кремль готов сдать своих уполномоченных лиц в Донецке и Луганске – Александра Захарченко и Игоря Плотницкого, соответственно – в обмен на признание Киевом местных выборов.

Боевики, воюющие за «Новороссию», считают, что Кремль их предал. Игорь Гиркин, отставной российский спецназовец, начавший восстание в Славянске, выразил свой гнев в недавнем интервью на радио.

«Когда мы действовали в Славянске и в Донецке, когда я являлся командующим, – рассказывает Гиркин, – речь шла как минимум о создании независимой Новороссии. Сейчас речь идет о возвращении неких отдельных районов в состав Украины. … Сколько еще мы будем плясать, условно говоря, под дудку наших так называемых уважаемых западных друзей, которые нас втравили в эту войну на Украине, но которые не дали нам в этой войне победить?»

Гиркин, убежденный российский националист, который воевал на пяти войнах, не жалел слов. «Судьба республик ДНР и ЛНР решается в Москве», – отметил он.

После того как в августе 2014 года Кремль отозвал Гиркина, он обрушился с критикой на таких чиновников, как Сурков, обвиняя их в отказе от проекта «Новороссия». Эти два человека представляют два противоположных полюса российского правящего класса: циников и националистов. В то время как Сурков занимается политикой, переключаясь с обманных игр на манипуляции и обратно, Гиркин полон решимости воевать за Россию.

«Впереди сложный исторический период, – сказал Гиркин своим сторонникам во время радиоинтервью. – Нужно верить, что у нас еще будет возможность продолжить то, что мы начали в 2014 году».

Даже если сегодня Путин захочет убрать этих людей, джинны, которых он вызвал для разжигания войны в Украине, уже вылетели из бутылки.

Люсьен Ким

Журналист, колумнист Reuters (Берлин)

Метки: Запад, Россия, санкции
Loading...
Loading...