На измене, или Испытание Трампом

Как бы сердце ни болело по поводу происходящего и, не меньше, по поводу упорно не происходящего в родной стране, все-таки следует признать, что исторический фокус нынче сосредоточен на Североамериканских Штатах. Тамошний президент продолжает ставить непростые задачи перед собственным народом и его политической верхушкой. От того, как они будут решены, зависит и наше будущее, потому что, если победят ценности Трампа, которые вполне созвучны ценностям Путина, Украине, и не только Украине, придется очень непросто, хотя уже сейчас совсем нелегко.

Вопрос стоит ни много ни мало: останется ли зло, олицетворяемое нынешним кремлевским режимом, безнаказанным? Сойдут ли ему с рук убийства политических оппонентов, нарушение международных соглашений, захват чужих территорий, развязывание войн, вмешательство в дела других государств, включая те, что совсем не привыкли к такому с собой обращению? Без активного участия США поставить агрессора на место и запустить машину неотвратимого возмездия невозможно. А тут возникают небезосновательные сомнения не только в готовности Дональда Трампа добиваться такого возмездия, но и подозрения, не является ли он важной частью того зла, которое должно быть наказано.

Самый мягкий и даже анекдотичный вариант, если речь идет о самоуверенном и при этом дико некомпетентном хвастуне и врале, дорвавшемся до государственных рычагов. Чрезвычайно интересно и поучительно будет наблюдать, как Америка станет зализывать раны после его правления, возвращать доверие к институтам демократии и вес слову национального лидера. История с официальным отказом от собственного заявления, сделанного на пресс-конференции, которую видел весь мир, была бы гомерически смешна, если бы не создавала новый стандарт общения с публикой, которой произвольно дают или у которой забирают отрицательную частицу, надо только подождать: вдруг президент опомнится и передумает.

Клоун у власти – чудовищный удар по устоям и самолюбию Соединенных Штатов, привыкшим к тому, что у них все самое лучшее, включая руководителей государства. Хуже, что Трамп – это злой и мстительный клоун. Он показательно расправился со всей верхушкой ФБР, которое, во главе с директором Коми, посмело не продемонстрировать требуемой лояльности. Бывший заместитель Джеймса Коми Эндрю Маккейб был уволен буквально за день до выхода на пенсию по истечении двух десятков лет безупречной службы. Расследование спецпрокурором Робертом Мюллером «русского следа» Трамп не называет иначе как национальным позором и охотой на ведьм.

Если же расследование Мюллера докопается до инкриминирующих русских связей Трампа и его окружения, трудно представить степень общественного потрясения. Уже сейчас все чаще звучат слова «государственная измена». Джон Дин, бывший советник президента Никсона, чьи показания сыграли ключевую роль в Уотергейтском скандале, говорит, что намерен написать книгу о Дональде Трампе, которая, судя по всему, так и будет называться: «Измена». Как бы ни наломал дров Ричард Никсон, его никто не мог упрекнуть, что он работает на внешнего врага.

Глава Национальной разведки Дэн Коутс в прямом эфире канала NBC News узнал о том, что президент Трамп распорядился начать подготовку визита Владимира Путина в Вашингтон, и не мог скрыть изумления: с ним никто этого не обговаривал. В ключевых государственных ведомствах США до сих пор не знают, о чем говорили Трамп и Путин во время своей двухчасовой встречи с глазу на глаз, все новости по этому поводу исходят от российской стороны. Правда, неправда – кто же знает, кроме самого Дональда? И кто же верит тому, что он говорит?

За кризисом американского президентства нам еще наблюдать и наблюдать, пиковая точка еще далеко не достигнута. По ходу не мешало бы делать важные выводы и применять их к собственному государству, где и близко нет ничего подобного тамошней системе сдержек и противовесов, не говоря уже о развитых гражданских структурах, а значит и угрозы злоупотребления властью по недоумию или злому умыслу  неизмеримо больше.

А выпьем за то, чтобы этот невольный эксперимент над американской демократией закончился как можно быстрее и с наименее тяжелыми последствиями.

Леонид Швец

Контракты

 

Loading...
Loading...