«Монгольское» иго Никиты Сергеевича и Владимира Владимировича

13 октября 1964 года 16:00 в кремлевском кабинете первого секретаря ЦК КПСС началось заседание Президиума ЦК. Заговорщики задумали снять со всех руководящих постов Никиту Хрущева

В первый и в последний раз глава советского, да и частью российского государства покидает свой пост не вперед ногами. (Михаил Горбачев не в счет, там вперед ногами ушло само государство). Так уж сложилось благодаря монголам в истории России - государь, пока он жив, - фигура сакральная.

"Разве я – «культ»? Вы меня кругом обмазали г…, а я говорю: «Правильно». Разве это «культ»?"

Это финальная фраза Никиты Хрущева, первого секретаря ЦК КПСС, прозвучавшая накануне его отставки 14 октября 1964 года. Прозвучала она на заседании Президиума ЦК, где Никите Сергеевичу в ультимативной форме предложили уйти в отставку. В результате заговора верхов Хрущев был свергнут.

Но глава советского государства, тот, кто развенчал культ Сталина, в своем докладе на 20 съезде партии в 1956 году «О культе личности и его последствиях» и в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий», не зря вспомнил теперь уже про свой культ. Так как культ лидера – это основа российской власти, ее философии и метрики. Безоговорочная власть одного.

Происхождение этого культа личности отражено в одной из лекций российского историка академика РАН Юрий Пивоварова. Юрий Сергеевич рассказывал своим студентам, что в средние века Золотая орда, монголы сыграли решающую роль в формировании типа русской власти.

«Находясь два с половиной столетия под монголами - поясняет Пивоваров, - русские князья, приезжая, ну, в основном, в Сарай (западная часть Монгольской империи) встречались с каким-то совершенно невероятным типом власти, который они раньше не видели ни в Европе, ни у себя на Руси. Это был невероятный объем власти у одного человека. Монгольский тип власти, это когда один человек все, а все остальные – ничто. Столетиями находясь в таком, в творческом политическом общении с монголами, русские князья стали привыкать к такому типу власти <…>. Монгольская власть полностью отрицает всякий договор. Всякую конвенцию. Монгольская власть – это исключительно власть насилия. И вот русские перенимают это. Русские цари, русские великие князья постепенно перенимают именно эту культуру власти».

Уже в конце XVIII, вначале XIX века когда в России правил император Павел I, сын Екатерины II он беседуя с французским послом, сказал тому: «В России только тот что-то означает, с кем я разговариваю. И только тогда, пока я с ним разговариваю». Это и есть идеальная формулировка сути русской власти, ее, на каком-то генетическом уровне, стремление к культу личности.

Разумеется под такую «монгольскую» модель власти, нужна была быть сформирована подходящая «монгольская» модель вассалитета. Нужен был «монгольский» тип низов. Монгольский тип бюрократии. Монгольский тип вертикали. И долгие века придворные поэты формировали все это. Некоторые от бессилья, другие от своего личного монголоподобия.

1 января 1936 года газета Известия, стихи Бориса Пастернака о Сталине. (Отрывок)

А в те же дни на расстояньи
За древней каменной стеной
Живет не человек, — деянье:
Поступок ростом с шар земной.
Судьба дала ему уделом
Предшествующего пробел.
Он — то, что снилось самым смелым,
Но до него никто не смел….

А вот блестящий стих Максима Рыльского – Слава вождю. Он был опубликован на первой полосе газеты Правда.

СЛАВА ВОЖДЮ

Когда за парту в светлой школе
Впервые сын садится твой,
Когда ты на колхозном поле
Свершаешь подвиг трудовой;
Когда металл твой багровеет
В печах, к литью уже готов,
Когда с былых окраин веет
Прохладой парков и садов;

Когда в народном общем благе
Ты видишь путь счастливый свой,
Когда свободных наций флаги
Сияют радугой живой;

Когда миролюбивый, веский,
Звучит наш голос из Кремля,
Когда вослед земле советской
За мир ведет борьбу земля;

Когда в большом Кремлевском доме
Как братья, сидя у стола,
Сын Украины с сыном Коми
Решают важные дела –

От всей души и снова, снова
Мы славим Сталина родного!

Мы славим Сталина родного!

Поэзия эта весьма гуттаперчевая. Если в последней строчке поменять имя вождя, то можно еще много раз использовать все в той же газете.

За три года до свержения Хрущева, который заменил культ личности Сталина на свой личный культ (затем эстафету у него перенял дорогой Леонид Ильич и т.д.), так вот за три года до заговора против Хрущева вышел хвалебный фильм «Наш Никита Сергеевич».
На удивление он так легко монтируется с вышедшим недавно в России фильме Президент, о Владимире Владимировиче, что невольно вспоминаешь запись оставленную последним императором России Николаем II в первой всероссийской переписи населения 1897 года. В графе – профессия, царь написал: «Хозяин земли русской». Ничего не поделаешь, монгольская традиция. Это непоколебимо. Это другой путь. Хороший. Плохой. Не сужу. Другой. Неукраинский.

Возьмите себя в руки. Посмотрите на это видео. Здесь переплелись две эпохи.
Первая эпоха – 1964 год. За полгода до снятия Хрущева с должности руководителя партии и государства вышел фильм Наш Никита Сергеевич. Второй фильм – Президент, снял «журналист» Владимир Соловьев в 2014 году. Более двух часов дифирамбов монгольского качества. Выдержать весь фильм целиком могут только настоящие, закаленные в веках «монголы». Дабы пощадить зрителя вот вам отрывок в 5 минут 30 секунд микса из двух фильмов, которые идеально друг друга дополняют.

Александр Пасховер

Обозреватель НВ

Метки: власть, история, культ Сталина, Хрущев
Loading...
Loading...