Минздрав и «Гилеад»: лоббизм высшего полета

Как отличить лоббизм от коррупции, и где проходит граница между этими понятиями? В нашей стране этой границы нет, как нет и законодательства, легализирующего эту деятельность.

Как правило, лоббисты получают вознаграждение за содействие фармкомпаниям, которые выходят на украинский фармрынок (а это огромный дополнительный доход для производителя). Это могут быть официальные отчисления на расчетный счет или бенефиты "в конверте", денежные переводы напрямую от фармкомпании или через посредничество различных благотворительных фондов в виде технической помощи, - суть остается неизменна. Все равно каждый лоббист или сам становится коррупционером (в случае, когда принимает ангажированные решения на своей должности), или поощряет коррупцию, становясь посредником при ее осуществлении.

Чиновникам выгодно сотрудничать с лоббистами: взамен они могут получить не только деньги, но и другие (не менее ценные) дивиденды - связи, популяризацию своей деятельности, политический, профессиональный или социальный капитал, накапливаемый после проводимых лоббистами пиар-акций или информационных кампаний, а после "конвертируемый" в государственные должности, карьерные взлеты или контроль над финансовыми потоками. И во всех этих случаях важно понимать одно: чиновник остается коррупционером, а лоббист – пособником этой коррупции.

В последние годы разворовывать бюджетные средства становится все сложнее: из-за информационной открытости подковерные игры лоббистов быстро становятся публичными. Да и конкуренты, которые не попали к кормушке, тут же подхватывают тему, раскручивая информационный маховик быстрее, чем коррупционер-лоббист успеет до канадской границы добежать…

Именно поэтому лоббистско-коррупционные схемы становятся все более изощренными и многоходовыми.

Лоббистская двухходовка

Разберем на конкретном примере одну из них, посмотрим, как в два хода производитель может получить выход на украинский фармрынок на монопольных условиях. Для этого его препарат должен быть включен в перечень централизованной госзакупки Минздрава по уникальному торговому названию. Казалось бы, слишком нагло и неприкрыто, даже во времена "злочинной влады" такого нельзя было предположить, но в сегодняшних реалиях это вполне возможно.

Раньше на такие действия сразу же реагировали силовые ведомства, к ответственности привлекались и дистрибьюторы препарата-монополиста, и чиновники, включившие препарат в перечень закупки, и эксперты, выдавшие рекомендацию.

Если же искусственно создать ситуацию, когда на рынке будет представлен только один препарат с нужным действующим веществом (химической формулой), альтернативы которому - нет, то можно быть уверенным в том, что лоббистская схема успешно реализована.

Тогда в перечень закупки препарат включается не по названию торговой марки, а по действующему веществу (формально закон не нарушен: позиция конкурентная, но на рынке нет альтернативных препаратов). Рекомендуя такой препарат, эксперты тоже оказываются в безопасности, поскольку их решение продиктовано "заботой" о пациентах: для них выбирается наиболее эффективный и современный способ лечения, соответствующий мировым методикам. В то же время любые обвинения в лоббизме интересов производителей-монополистов медики и общественники списывают на то, что они не разбираются в фармрынке, а просто отстаивают интересы пациентов.

Эта схема эффективно работала раньше и работает сейчас. Достаточно проанализировать Нацперечень основных лекарственных средств, согласно которому в настоящее время производятся закупки препаратов для медучреждений. В этом перечне - десятки монопольных позиций, которые закупаются международными организациями по завышенным ценам. Например, по направлению онкология это такие препараты, как "Весаноид" (производитель "Ф.Хоффманн-Ля Рош Лтд", Швейцария) и "Октагам" (производитель "Октафарма ГмбХ", Германия). Стоимость первого для Украины – в 2,7 раза выше, чем этот же препарат реализовывается в Болгарии; стоимость второго – на 56% дороже, чем в Словакии. Таких примеров – множество, и в случае, когда препарат можно купить только у одного производителя, добиться снижения цены практически невозможно.

Однако бывают случаи, когда зарегистрировано несколько препаратов различных производителей, а рынок сбыта хочется отвоевать только для "своей" фирмы. Тогда схема усложняется, но все же реализовать ее не составляет труда, как показывает практика работы Минздрава в последнее время.

В таких случаях схема разбивается на два этапа, которые, на первый взгляд, не взаимосвязаны между собой. Вначале производитель монополизирует рынок, нейтрализуя конкурентов, чтобы в обращении остался только его препарат. После - получает гарантированный рынок сбыта, поскольку в бюджетные закупки включают препарат с определенным действующим веществом, у которого уже нет конкурентов. Главное правило при реализации такой схемы: два этапа должны следовать не подряд, а через продолжительное время, тогда взаимосвязь между ними не будет замечена общественностью. В перерыве запускаются пиар-кампании для того, чтобы обосновать целесообразность каждого действия, которые проводятся исключительно в интересах пациентов и не несут коррупционной составляющей.

Именно такую многоходовую партию разыграла "команда МОЗа" и поддерживающие их пациентские организации при формировании рынка для препарата "Совалди" производства компании "Гилеад" (действующее вещество Софосбувир).

Остановимся на каждом из этапов этого марлезонского балета. В первой части компания "Гилеад" обеспечила себе монопольное положение на рынке, нейтрализовав конкурентов, а во второй – обеспечила рынок сбыта своего уже монопольного препарат посредством включения его в перечень обязательной закупки всеми медицинскими учреждениями.

Как "Гилеад" рынок монополизировал

Итак, как же происходила монополизация рынка? Компания "Гилеад" реализовала изощренную схему по монополизации украинского рынка препаратов на основе Софосбувира. Для этого было подписано Мировое соглашение с Минздравом, согласно которому все производители генериков были лишены лицензии. Показательно, что текст Мирового соглашения обнародован не был, но и пресс-служба Минздрава, и общественники заявили, что документ сказочно выгодный для нашей страны.

А теперь вспомним о том, как началась эта история. Компания "Гилеад" подала судебный иск на ДЭЦ с требованием отменить регистрацию генерика "Гратециано", которая якобы нарушала права "Гилеад" на эксклюзивность. Окружной административный суд Киева вынес решение полностью отказать компании "Гилеад" в удовлетворении исковых требований (Постановление окружного суда от 24 октября 2016 года).

Далее компания "Гилеад" подает апелляционную жалобу, но в ходе судебных заседаний МОЗ ходатайствует об остановке судебного спора (и это - после победы в суде первой инстанции!), и дело приостанавливают для решения вопроса о примирении сторон (Постановление от 31 января 2017 года).

В СМИ тут же начинается массовая информационная кампания, направленная на то, чтобы убедить украинцев: подписание Мирового соглашения - единственный способ урегулировать конфликт ("Між Україною та "Gilead Sciences" підписано Мирову угоду"). Как по нотам, разыгрывается постановка с использованием метода "кнута и пряника": представители МОЗ уверяют, что такое "цивилизованное" решение конфликта позволит избежать убытков в размере… 820 млн долл. США. Иск против Украины на такую сумму собиралась подавать компания "Гилеад" в международный суд, о чем уведомила Минюст письмом от 11 октября 2016 года. (Детальнее - см. Приложение 1). Постановлением №45-р от 25 января 2017 года Кабмин уполномочил Ульяну Супрун подписать это соглашение.

Иск "Гилеад", которым пригрозили украинскому правительству, направлялся в международный арбитраж ISDS (Investor-State Dispute Settlement), который снискал славу механизма, позволяющего корпорациям разорять целые государства (расследование деятельности ISDS недавно провели журналисты BuzzFeed):

BuzzFeed
"Некоторые финансовые фирмы использовали ISDS для защиты своих наиболее противоречивых и спекулятивных практик… Корпорации превратили саму угрозу судебного иска ISDS в страшное оружие, которое почти вынуждает некоторые страны, где эти корпорации действуют, подчиниться их требованиям".

Конечно же, в этой ситуации никто не задумывался над тем, обоснованно ли подан иск, объективно ли выставлена сумма исковых требований. Общественность не интересовало ни странное место подачи иска, ни тот факт, что взыскать с Украины эти сотни миллионов в случае проигрыша практически невозможно. Главным было продемонстрировать кнут, а после - предложить пряник.

Мировое соглашение между "Гилеад" и МОЗ было подписано. Минюст сообщил о том, что удалось не только избежать потери более чем 800 млн долл. США, но и обеспечить больных гепатитом медикаментами по сниженным ценам. В свете таких заявлений совместная победа Минюста и МОЗа выглядела убедительнее. И это несмотря на то, что и украинские, и американские эксперты расценивали отмену регистрации генерика как лоббизм интересов американской компании-монополиста "Гилеад": об этом заявляли депутаты ВРУ, и эксперты платформы ISDS.

Гилеад
Заявление о низкой цене на препараты производства компании "Гилеад" вновь не было подкреплено информацией о реальной себестоимости производства препарата, о размерах прибыли "Гилеад" на этом "аукционе невиданной щедрости", о конкурентных ценах у других производителей.

Ульяна Супрун на своей странице Facebook заявляла о том, что препарат "Совалди" закупается для Украины по самой дешевой цене в Европе, и его стоимость в 1,5 раза ниже, чем у доступного ранее генерика.

Супрун
Вторил Супрун и Дмитрий Шерембей, глава Координационного совета БО Всеукраїнська мережа людей, що живуть з ВІЛ/СНІД". По его словам, оригинальный препарат был доступен в украинских аптеках по цене, которая в полтора раза ниже цены генерика. СМИ поддерживали информационную волну, заявив, что лекарства от гепатита "С" будут для украинцев в 100 раз дешевле.

При этом никто не поинтересовался, на сколько готовы были снизить стоимость препарата конкуренты "Гилеад", чтобы остаться на рынке. Вполне возможно, что их цена оказалась бы на порядок дешевле "Совалди". Пока пиар-кампания была в разгаре, задавать такие вопросы было ни к чему.

На самом же деле, судя по всему, Минздрав не стремился обеспечить украинских пациентов дешевыми препаратами, задача была - монополизировать рынок для "Гилеад".

Отдельно скажем и о политике компании "Гилеад". Формально производитель декларирует заботу о пациентах, страдающих от гепатита С, и выдает лицензию на производство дешевых генерических препаратов. Однако на практике все иначе: такую лицензию получают только страны с низким уровнем дохода и малым количеством людей, у которых диагностирован гепатит. Об этом свидетельствуют результаты расследования, проведенного экспертами ассоциации "Врачи мира" и Инициативной группы по лечению СПИДа (опубликовано на сайте hepCoalition). Таким образом, получать дешевый индийский "Совалди" украинцы не смогут.

Вот так под камеры и максимально публично в Украине сформировали монополию "Гилеад" на закупку препаратов с действующим веществом Софосбувир. В этот период закупка препаратов за бюджетные средства была практически полностью передана международным организациям. Процедура закупки у них закрытая, и была возможность волюнтаристски принять решение о закупке препаратов у компании "Гилеад" без всех этих хитрых действий. Именно так все и произошло в 2015 году.

Но, поскольку внутренний рынок закупок препарата на основе Софосбувира на тот период не был развит, реального убытка конкуренты не понесли, а "Гилеад" пока еще не расширил рынок сбыта. Именно поэтому, постепенно шум вокруг монополизации рынка и отмены регистрации препаратов-конкурентов затих, и все успокоились. Хотя на поверку это была только половина лоббистской работы.

Именно для того, чтобы создать дополнительный внутриукраиский рынок сбыта для своего препарата в дополнение к рынку централизованных закупок МОЗа через международные организации, и была разыграна "вторая часть марлезонского балета", направленная на включение препарата с действующим веществом Софосбувир в Национальный перечень основных лекарственных средств (подробнее об особенностях формирования новой редакции Нацперечня и о коррупционных рисках этого процесса – в расследовании издания "Оброзреватель": Нацперечень основных лекарств: реформа, лоббизм или коррупция?".

Хочется только напомнить, что попал "Софосбувир" в новую редакцию Нацпереченя (в прошлой редакции этого препарата не было) именно при активном лоббизме и по прямому предложению, опять же, активистов БФ "Пациенты Украины" (не находите, что в описываемом нами лоббистском процессе эти общественники появляются с завидной регулярностью? Об этом "Обозреватель" писал во второй части расследования.

Включив в Нацперечень свой (теперь уже монопольный) препарат "Совалди" с действующим веществом Софосбувир, "Гилеад" сформировал себе огромный рынок сбыта в госпитальном секторе, поскольку в настоящее время любое медицинское учреждение, получающее деньги из госбюджета, в первую очередь, должно покрыть потребность в препаратах, включенных в Национальный перечень, и только потом может закупать другие лекарства.

Посчитать упавший к ногам "Гилеада" усилиями лоббистов рынок достаточно легко. По данным МОЗ, на учете зарегистрировано 46 883 пациента, которые болеют гепатитом С, при этом реальная статистика - более 3 млн человек! Вместе с тем, лечение по государственным программам получают только 3% официально зарегистрированных пациентов, то есть 1404 человека. Следовательно, при низком покрытии централизованными закупками "Гилеад" получает огромный потенциальный рынок закупки своего препарата медицинскими учреждениями. Так, согласно проекту Мирового соглашения, цена "Совалди" для государственных закупок не будет превышать 250 долл. США, розничная цена – 349 долл. США (см. Приложение 1). Таким образом, медицинские учреждения должны будут дополнительно закупать препарат "Совалди" для минимум 45 тыс. пациентов за 250 долл, а это 11,4 млн долл. США, или более 300 млн грн. И это минимум, реальная цифра - намного значительнее.

Неплохой подарок "Гилеаду" от команды МОЗ и общественников-лоббистов?

Но это еще не все. Монополизировав весь рынок бюджетных закупок в Украине (и закупки МОЗа через международные организации, и закупки всех медучреждений через включение препарата в Нацперечень), "Гилеад" оставил себе развязанными руки и для захвата доли розничного (аптечного) рынка, но только уже другими своими препаратами и по совсем другим ценам.

Ведь есть еще один не менее важный нюанс: "Совалди" - устаревший препарат, лицензии на его производство переданы многим индийским компаниям (по данным на октябрь 2015 года, таких компаний уже насчитывалось 13, однако ни одна из компаний-производителей не имеет права поставлять препарат в Украину). Однако, кроме "Совалди", "Гилеад" имеет уже несколько новых комбинированных противогепатитных препаратов на основе Софосбувира, такие как "Харвони" (Софосбувир+Ледипасвир) или "Эпклюса" (Софосбувир+Велпатасвир). При этом цены на эти препараты просто зашкаливают: цена одной упаковки "Харвони" в Украине - 18 тыс. долл. США, а курс лечения одного пациента – 54 тыс. долл. США, курс лечения препаратом "Эпклюса" больше стоимости лечения классической схемой в 46 раз!

Вместе с тем, если на препарат "Совалди" "Гилеад" обязался ограничить цену в Украине, то для его инновационных комбинаций таких ограничений нет, и ничего не мешает компании начать активно продвигать новые комбинации в розничных продажах, стимулируя для этого врачей различными "профитами". Благо, в высоких ценах этих препаратов резерв для таких выплат однозначно заложен. Так что компания создала благоприятные условия для коммерческой промоции инновационных препаратов не только без потери перспективного миллионного рынка, но и с его наращиванием. А это уже не 300-500 млн грн. рынка сбыта. Это уже суммы, превышающие миллиард гривен.

Вот сколько приобрела компания "Гилеад" в результате своей двухходовой лоббистской комбинации. А вот сколько потеряла Украина от Мирового соглашения с "Гилеад" и включения препарата в Нацперечень - вопрос, который остается открытым. Также, как открытым остается вопрос о том, как назвать тех, кто причастен к такой блестящей лоббистской схеме? К сожалению, неважно, кто они, - лоббисты или коррупционеры - украинские пациенты уже лишились возможности лечиться препаратами по доступным ценам.

Клуб медицинских расследователей
Расследователи

Метки: коррупция, украинский фармрынок, фармкомпании
Loading...
Loading...