Минские договоренности. Шесть вопросов к власти, оставшиеся без ответов

грабовскийАвтор: Сергей Грабовский, День

Несмотря на никудышные результаты предыдущего заседания т. н. трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию кризиса на Востоке Украины, эта группа в последний день июля опять собралась, на этот раз в Минске. Участие в ней, как и перед этим, принимали экс-президент Украины Леонид Кучма, посол России в Киеве Михаил Зурабов и официальная представительница действующего председателя ОБСЕ по вопросам урегулирования в Украине Хайди Тальявини. Виктор Медведчук, по его словам, на этот раз отсутствовал. Осталось неизвестным, кто именно представлял «народ Донбасса» – кадровый офицер российских спецслужб, например Александр Бородай на предыдущем заседании, или местный террорист.

Информация о предмете переговоров и достигнутых договоренностях так же скупая. Если верить информагентствам, то обсуждалось гарантирование безопасного доступа к месту катастрофы малазийского лайнера международных экспертов, а также запуск процесса освобождения удерживаемых сторонами лиц. Уже достигнутые договоренности коротко охарактеризовал Леонид Кучма. По его словам, будет освобождено по 20 пленных с каждой из сторон конфликта. Кроме того, контактная группа получила от сепаратистов обещание о передаче личных вещей погибших на борту авиалайнера «Малазийских авиалиний». В ближайшее время будут определены дополнительные маршруты для экспертов, выезжающих на место катастрофы, отметил Кучма (и в самом деле, международные эксперты опять выехали на место трагедии, но боевики устроили пожар, чтобы помешать движению колонны экспертов). И, наконец, договорено провести следующую встречу трехсторонней комиссии и террористов на будущей неделе.

А вот со ссылкой на ОБСЕ журналисты сообщают о значительно более широком объеме договоренностей, чем об этом говорит Кучма. Якобы вскоре будут освобождены все лица, задержанные обеими сторонами конфликта. Кроме того, контактная группа договорилась о создании ОБСЕ механизма наблюдения и контроля одновременно со вступлением в силу соглашения о прекращении огня. Также, как отмечается, достигнута договоренность о контроле границы между Украиной и Российской Федерацией.

Если вся эта информация правдивая (а официальных опровержений ее не было), то возникает целый ряд вопросов, не очень приятных для украинской власти. Но лучше их задать сразу, чтобы власть уже сейчас откорректировала свои действия и чтобы потом не пришлось впопыхах решать «горячие» проблемы.

Самый первый вопрос – тот же, который возникал более месяца назад: как может и какое право имеет Леонид Кучма представлять Украину, которая вроде бы собралась «жить по-новому»? Это не интеллигентская риторика, а мнение, которое выражали наши военные, которые воюют с террористами и хорошо понимают, при чьем правлении донбассовской мафии и местным пророссийским силам была предоставлена практически полная автономия властвования в шахтерском крае в обмен на лояльность и денежные вливания в интересах тогдашней «семьи». Что и говорить: Кучма как фигурант консультаций, уполномоченный на это официальным Киевом, никоим образом не способствует укреплению доверия участников АТО в официальный Киев.

Так же не способствует этому и согласие украинской власти на то, чтобы от имени ОБСЕ участие в «контактной группе» принимала пани Тальявини, поскольку лишь ленивый не знает уже об очевидно позорных выводах возглавляемой ею комиссии ЕС, изучавшей причины и ход российско-грузинской войны, и о не менее очевидной промосковской позиции упомянутого евробюрократа.

Следующий вопрос: как произошло так, что практически во всех сообщениях о консультациях содержится формула «стороны конфликта»? То есть получается, что легитимная украинская власть де-факто согласилась признать себя равноправным с возглавляемыми офицерами российских спецслужб террористическими бандами. На мой взгляд, должны были быть применены все возможные средства (какие именно – знают профессиональные дипломаты), чтобы такая формула не появилась в масс-медиа, в том числе и украинских. Но она появилась, и это – очевидное унижение всей Украины.

Из сказанного вытекает еще один вопрос: это какие такие «пленные» могут быть в руках у террористов? И как могут, в свою очередь, террористы выступать в роли «пленных»? Ведь по всем действующим международным соглашениям террористы не являются комбатантами, они априори являются уголовными и военными преступниками, на них не распространяются нормы гуманного поведения с военными противника. Все лица, захваченные террористами, – это заложники; все захваченные террористы – преступники. Тем более если этими террористами является наемниками из России, Сербии или других государств. Согласно Женевским конвенциям, наемники вообще в правовом смысле никто – их имеют право расстрелять на месте, повесить или ликвидировать любым другим способом без суда и следствия.

А теперь – вопрос об обмене по схеме «20 на 20». Это что, террористы отпустят захваченных ими журналистов, бизнесменов, общественных активистов – а в ответ украинские военные предоставят свободу убийцам? Кто-то думал, как на это отреагируют бойцы и командиры в зоне АТО? Верно, они перестанут «брать в плен», то есть захватывать террористов живыми, потому что «пленные» потом опять – после обмена – возьмут оружие в руки и будут убивать украинских военных. Ну, а террористы, наоборот, будут захватывать как можно больше заложников – так как их можно будет с выгодой выменять на кого-то или на что-то.

И, наконец, что это за разговоры о «соглашении о прекращении огня»? Еще и с международными «механизмами наблюдения и контроля»? В настоящий момент прекращение огня выгодно лишь террористам и их кремлевским хозяевам. Ведь это может стать первым шагом на пути превращения «Новоросии» в новое Приднестровье, в вырезанный из тела Украины анклав, который превратится в сердцевину подрывной деятельности во всем восточноевропейском регионе. И опять же, нужно ли лишний раз говорить о том, как воспримут соглашение украинские военные, которые не без оснований будут считать, что политики украли у них победу?

Конечно, со стороны определенных сил Европы на украинскую власть оказывается мощное давление с целью добиться быстрейшего прекращения боевых действий на Востоке страны – даже ценой фактической легитимации остатков «ДНР» и «ЛНР». Первый шаг к такой легитимации, кстати, уже сделан путем их приглашения на заседание «трехсторонней контактной группы» и договоренностей с ними как со «стороной конфликта». Но нужно же иметь и собственные ум, честь и достоинство, потому что иначе такая уступчивость очень дорого будет стоить. Примечательно, что одновременно с минским заседанием (случайно или нет – не знаю) бывший начальник Генерального штаба – главнокомандующий Вооруженных сил Украины генерал Владимир Замана рассказал, как еще в начале февраля патриотические силы в командовании украинского войска в ответ на активизацию россиян в Крыму под видом учений отправили в Крым разведывательную роту 25-й Днепропетровской воздушно-десантной бригады и отряды Кировоградского и Очаковского полков спецназначения – всего около 300 хорошо подготовленных военных. Был подготовлен и план введения в Крым четырех надежных батальонов десантников в количестве 1200 «штыков». Вывод генерала: на начальной стадии развертывания российских сил их можно было бы остановить: «Если бы Киев проявил инициативу – наши военные отстояли бы Крым». По словам Заманы, сразу после смены власти в Киеве он съездил в Крым и по возвращении встретился с тогдашними руководителями государства и доложил о готовности действовать. «Но мне было заявлено: наши европейские партнеры подсказывают не делать резких движений». Что и говорить, лишь двоечники слепо руководствуются подсказками, а не собственным умом. Результат – общеизвестный.

Поэтому и возникает еще один вопрос, почти сакраментальный: способна ли сегодня украинская власть действовать собственным умом, одновременно убеждая западных партнеров в своей правоте, или опять будут сделаны такие политические движения, следствием которых будут большие тактические и стратегические потери и, главное, заметная потеря доверия к руководству со стороны армии и народа?

Метки: война, переговоры, Россия, Украина
Loading...
Loading...