Михаил Саакашвили, невидимый указ Порошенко и философский камень

События 26 июля так и оставили без ответа вопрос - а существует ли вообще указ Порошенко о лишении Саакашвили гражданства Украины?

Теория большого баха

Джоан Роулинг назвала свой первый роман "Гарри Поттер и философский камень", тем самым обозначив в названии темы науки, магии и их общности. До неприличия культурный человек (не без образования), она хорошо знала, какое значение имела в cредние века - да и позже - алхимия. Помимо прочего, сия дисциплина устанавливала связь между пониманием человеком материи и пониманием им духа, встраивала в единую работающую систему ремесло и волшебство, - а также, как бы мимоходом, описывала принципы и этапы творения, - то есть, достижения результата, пишет Сергей Бережной для liga.net.

"Философский камень" как раз и был легендарным и идеальным результатом алхимического творения, к которому мастер мог вечно приближаться, но так никогда и не достичь. Камень этот, как трактовалось у классиков алхимии, получался в результате "алхимической свадьбы" - сложной цепочки процессов разделения и слияния элементов и стихий, часто друг другу враждебных, но безусловно необходимых для достижения конечной цели. Конфликты алхимических сущностей, как и конфликты людей, считались естественным способом добиться цели творения. Обойтись без них было нельзя. Но, естественно, и успех всего этого конфликт-менеджмента никто гарантировать не мог. Процессы регулярно выходили из-под контроля, и когда демиург вскрывал реторту, там вполне мог обнаружиться не алхимически чистый титан духа, а какой-нибудь ущербный гомункул, пригодный разве что для кнопкодавства в Верховной Раде текущего созыва.

Опытный алхимик пришел бы в восторг, если бы ему предложили классифицировать по элементам и стихиям политические тела Петра Порошенко и Михаила Саакашвили. Он бы быстро нашел предпосылки и для их согласия, и для их конфликта, а значит, нашел бы и возможность включить их в осмысленный и целенаправленный процесс политического творения (нигредо, альбедо, цитринас, рубедо, все дела), целью которого являлось бы, естественно, создание новой демократической Украины.

Кто скажет, что все это чушь, пусть первым бросит в меня философский камень, но этот процесс мы не просто видели, но даже жадно наблюдали. Сначала согласие и слияние (Порошенко и Саакашвили соединяются в украинском гражданстве), затем смешение и кристаллизация (Саакашвили губенаторствует в Одесской области, а Порошенко из Киева следит, вдруг у того против ожиданий что-то получится), следом разделение и закипание (Порошенко недоволен тем, что получается у Саакашвили, при полной взаимности со стороны последнего) и, наконец, разрыв (реторта громко бабахает и подвал наполняется вонью горящей желчи, совсем не похожей на аромат модернизации в европейском векторе).

Что случилось? Ничего страшного, обычная неудача, каких было у нас уже немало. Если мы по-прежнему видим цель и намерены ее достичь, надо просто попробовать иной путь. Например: пусть горячий Саакашвили в качестве оппозиции работает на разогреве холодного Порошенко. Такое столкновение стихий мы еще не пробовали.

И тут холодная стихия говорит: да вы что, я не хочу, чтобы меня кто-то разогревал, у меня оптимальная температура, она мне нравится, это моя реторта, пошли вон отсюда все, я буду тут колыхаться на своих условиях, какой такой акт творения, какие реформы, да кому оно сдалось, когда все и так хорошо, без гастролеров.

А горячая стихия в ответ: а ну-ка подвинься, это не твоя личная реторта, а общая, дай и другим поучаствовать, потому что нам ведь непременно нужен акт творения, то есть, реформы, мы же тут ради них вообще-то бурлим, а твой личный комфорт нам даром не сдался, желе барыжное.

И тут холодная стихия вспоминает, с чего все началось (с соединения в украинском гражданстве) и вдруг понимает, что избавиться от всего этого неудобного бурления довольно легко. Нужно только объявить, что никакого соединения на самом деле не было. Организовать вместо алхимической свадьбы алхимический развод и после этого спокойно и равномерно булькать, пока окончательно не прокиснешь и не отправишься в слив следом за предыдущей малоудачной смесью. Но это когда еще будет.

И с этим наступает 26 июля.

Наблюдение за паникующими

Наступает 26 июля и - уже на событийном плане - возникает интересная коллизия. Происходит ничто, которое воспринимается заинтересованными наблюдателями как нечто.

Ничто выглядит в точности как депутат-радикал Мосийчук, который вбрасывает в фейсбук сообщение о якобы лишении гражданства ненавистного ему Михаила Саакашвили.

Все прекрасно понимают, сколько стоят слова Мосийчука, тем более в фейсбуке, поэтому журналисты начинают звонить на Банковую, чтобы поинтересоваться - а был ли, собственно, мальчик. Ну просто на всякий случай.

И тут обнаруживается, что Банковая внезапно стала телефонно-огороженной. По причине заявления Мосийчука, по какой-то другой причине - неизвестно, просто никто в пресс-службе администрации президента не берет трубку, чтобы не дай бог не прокомментировать чего-нибудь под запись.

Это создает впечатление, что на самом деле что-то происходит, хотя в действительности не происходит ничего. Молчание тем и опасно, что его можно интерпретировать как угодно и связать с любым контекстом. Особенно если кругом нарастает информационный шум.

На сайте Государственной миграционной службы появляется новость, которую не особо внимательные СМИ интерпретируют как подтверждение слов Мосийчука. На самом деле в этой новости есть что угодно, только не такое подтверждение: там не сказано, что указ уже подписан, не сказано, что он касается именно Саакашвили, не даны никакие его реквизиты, вообще нет никакой конкретики, только пояснения по какой-то вспомогательной процедуре. А в комментарии УНИАН глава пресс-службы ГМС Сергей Гунько говорит, что не подтверждает факт лишения Саакашвили украинского гражданства, что никому не давал такую информацию и что "вряд ли кто-то из сотрудников ГМСУ ее давал также". Тем не менее, некоторые телеканалы в выпусках новостей сообщают, что на сайте ГМС опубликован именно такой указ. Но указа все-таки нет ни там, ни на официальном сайте президента.

Такого указа там быть и не должно, говорят специалисты, потому что такие указы "исходя из законодательных особенностей" официально не публикуются и являются документами для внутреннего пользования. Но в таких случаях существование указа без его публикации подтверждается (или опровергается) для прессы источниками в АП. А источники, как на зло, категорически не берут телефоны. Создается полное ощущение, что контакты с прессой панически прекращены.

Иное объяснение, кроме приступа панической трусости, для такого поведения действительно предложить трудно. Продуманно выдавая информацию, квалифицированная пресс-служба способна управлять любым информационным ураганом; не предлагая в медиа никакой информации, она демонстрирует некомпетентность и банально лишает себя возможности контролировать ситуацию. Врубать режим глухой обороны в тот момент, когда тебя никто не атакует, - плохая стратегия, потому что дает основания считать, что внутри дела вдруг пошли совсем плохо.

Вероятно, так оно и было.

Натужное молчание создает впечатление, что на самом деле что-то происходит, хотя в действительности не происходит ничего. Молчание тем и опасно, что его можно интерпретировать как угодно и связать с любым контекстом.

Что пошло не так

Допустим, указ о лишении Михаила Саакашвили гражданства все-таки был подписан и даже отправлен в отвечающие за его исполнение службы. Однако вскоре после этого руководство АП было настигнуто внезапным просветлением в том смысле, что делать так определенно не следовало (скажем, из-за мрачненьких последствий, которые прежде казались не столь уж мрачненькими, а теперь вот кажутся). Раньше не просчитали, а теперь как-то вдруг. И решили срочно дать задний ход. И для этого не просто следует от всего откреститься, а вернуть всю базу документов к предыдущему состоянию. Чтобы ни следа. Без шума и пыли чтобы. А то, что советник главы МВД Антон Геращенко уже успел озвучить крайне приятный для него инсайд - так после опровержения он сам будет виноват, ему не впервой. В этом случае первые слова, которые мы услышим от президентской пресс-службы, будут "так ничего ж не было, вот, можете проверить сами".

Другой вариант: указ не был подписан, он вообще не ушел дальше проекта. И дело вообще не в нем. Произошло нечто очень плохое, но в совершенно другой рубрике. Именно из-за этого плохого нечта пришлось вводить глухой мораторий на общение с прессой. По совпадению, мораторий наложился на мечтательные воздыхания депутата Мосийчука о денатурализации его злого гения Саакашвили. Воздыхания эти задали контекст для повестки дня, а жесткая информационная самоизоляция Банковой совершенно безосновательно придала им лишний вес. При таком раскладе все будет зависеть от того, как быстро АП удастся преодолеть неведомый внутренний кризис. Если более-менее быстро, мы можем вообще ничего не узнать о его природе. Если же его не удастся преодолеть, то мы узнаем о его природе очень скоро.

Третий вариант, который часто озвучивали в социальных сетях, и который выглядит самым идиотским из всех: это фейковый вброс для проверки общественной реакции. Этой версии категорически противоречит полная и очень уж продолжительная телефонная самоблокада Банковой - она показывает, что ситуация по-настоящему нештатная, а это создает для фейкового вброса очень плохой фон. Из-за этого вброс может сработать как настоящий детонатор, а информационная самоизоляция не позволит возможный кризис оперативно разрулить. Это даст реактивному Саакашвили отличные козыри и поддержку, которые у него потом еще надо ухитриться перебить, а Банковая приобретет репутацию банды провокаторов, склонных к вбросам фейков, причем не особо в этом деле искусных.

Четвертый вариант: мы имеем дело с артефактом информационного пространства. Ожидания, опасения, административные рефлексы, общественные дискуссии, политические заявления, счастливые и несчастливые случайности, безответственность, стремление выдавать желаемое за действительное и другие элементы и стихии внезапно сплелись во всеобщую уверенность, что Порошенко такой указ уже подписал или вот-вот подпишет. Теперь главное, чтобы эта уверенность не породила сам указ.

Наконец, никогда не нужно исключать самое естественное объяснение: мы имеем дело с внезапным и очень заметным проявлением чьей-то глупости и некомпетентности. Варианты воплощений этой некомпетентности практически бесконечны.
Политические последствия

Если же указ об освобождении Михаила Саакашвили от украинского паспорта действительно подписан, то каковы могут быть его последствия?

Как бы ни обосновывалось лишение Саакашвили гражданства, оно все равно будет расценено как изгнание политического противника.

Можно не сомневаться, что они будут многочисленны и разнообразны.

Во-первых, нас ждет очередной правовой конфликт: статья 25 Конституции прямо и без оговорок запрещает лишение гражданства. Правда, "Закон о гражданстве" дает для этого президенту некоторые инструменты, но до сих пор из этого арсенала применялась только приостановка гражданства, но не лишение. Связано это еще и с тем, что Конституция есть закон прямого действия, причем заведомо более приоритетный по отношению ко всем прочим законам. Даже при условии, что Порошенко сможет эффективно дирижировать Конституционным судом, КСУ не особо удастся манипулировать трактовками статьи, которая сформулирована предельно категорично.

Во-вторых, нас ждет кризис международных договоренностей. В 2013 году Украина подписала Конвенцию ООН о неувеличении числа лиц без гражданства и тем самым взяла на себя обязательство не лишать гражданства тех, у кого нет паспорта другой страны. Саакашвили неоднократно заявлял, что другого паспорта, кроме украинского, у него нет. Насколько известно, поймать его на лжи в этом вопросе пока никому не удалось (иначе для его денатурализации был бы использован именно этот аргумент, а не вымученный "обман в анкете"). Следовательно, лишение его гражданства стало бы еще и нарушением подписанной Украиной Конвенции ООН.

В-третьих, на внутренней политической арене Порошенко немедленно был бы ославлен как прямой последователь Януковича - тот, если помните, тоже не любил политической конкуренции и старался избавить оппонентов от возможности бороться с ним на выборах. Как бы ни обосновывалось лишение Саакашвили гражданства, оно все равно будет расценено как изгнание политического противника. После чего с остатками репутации демократа и даже в чем-то либерала Петру Алексеевичу придется попрощаться. Как и с безоговорочной поддержкой Евросоюза, кстати. А с чего его поддерживать - он же без обиняков дает понять, что воспринимает оппозицию не как противника, а как врага, и намерен с ней не соревноваться в политическом поле, а по возможности ее в этом поле искоренять.

В-четвертых, все приглашенные "легионеры" на примере пораженного в правах Саакашвили наглядно убедятся, что их компетенции правительству и Порошенко на самом деле совершенно не нужны. Что приглашают их для блезиру и для политического имиджа, через некоторое время дают понять, что никто их советам следовать не собирается, а затем и их самих отправляют куда подальше, да еще и с репутацией, подпорченной унылым и безрезультатным "украинским" периодом.

Короче, вместо "алхимического творения" модернизированной Украины нам вынужденно придется ограничится созданием всего лишь большого мягкого кресла в форме и размере страны, удобного исключительно для президента. И это, увы, будет не первый случай, когда мы поймем, что вместо философского камня у нас в реторте образовался несколько передутый, но вполне самозабвенный гомункул.

Давайте помнить, что политическое развитие просто невозможно, если нет реальной соревновательности. Холодное и горячее, воздух и земля, слово и дело - для создания динамики в политике должны работать все стихии. И если политический лидер снижает соревновательность или вообще уничтожает ее, то никакое развитие ему не нужно. Да и не лидер он после этого.

Есть опасения, что у нас с этим уже все плохо. На Банковой редко отвечают по существу, даже когда берут трубку. Нас не слышат. А если слышат, то делают вид, что не понимают. А ведь говорить можно с теми, кто способен вас понять, или хотя бы услышать. Разговаривать с телевизором, например, глупо, он не настроен вас слушать. С властью, которая тоже не настроена слушать, говорить точно так же не о чем.

А если власть настроена, то пусть хотя бы моргнет два раза, что ли. Пока ведь и этого нет.

Вот пикет стоит две недели перед херсонским офисом представителя президента в Крыму - и никто на Банковой даже не моргнул. Как будто его нет.

Или вот сходили мы, журналисты, к Банковой в день памяти Павла Шеремета - так и простояли там с плакатами "Кто убил Павла?", как будто надеялись, что кто-то вменяемый к нам может выйти из АП. Естественно, никто вменяемый и не мог оттуда выйти. Некому.

Может, там, на Банковой, уже вообще нет никого, помещение свободно?

 

 

Метки: гражданство, Саакашвили, указ Порошенко
Loading...
Loading...