Мифы о приватизации, которые вы определенно слышали

Приватизация – это не путь к наполнению бюджета, как иногда думают, а один из инструментов привлечения инвестиций.

Приватизировать или не приватизировать? На Национальном совете реформ во вторник перед руководством страны такой вопрос даже не стоял. Позиция была единодушной – приватизировать. Вопрос – в процедурах и деталях.

Однако, чем больше я пишу и рассказываю о пользе приватизации, тем больше я сталкиваюсь с "диванными" экспертами, которые обвиняют нас в том, что мы распродаем страну. Аргументы типичные и мои ответы на них также. Давайте окончательно расставим все точки над "і" и развеем самые популярные мифы о приватизации в Украине.

1 Если бы министры умели управлять государственными предприятиями –эти предприятия были бы успешными.

Представим, что мы изменили Хозяйственный кодекс, и позволили министрам вмешиваться в операционную деятельность государственных предприятий. Если бы каждый министр тратил хотя бы час на каждую подотчетную компанию, то весь Кабинет Министров 24 часа в сутки 7,5 дней в неделю занимался бы только государственными предприятиями.

Задача Министров и министерств – формирование политики в соответствующих сферах. Поэтому государство делегирует функцию управления профессиональному директору, который отчитывается перед ним.

И здесь возникает вечный конфликт интересов государства-акционера и государства-политика. То есть, с одной стороны, любой акционер имеет целью развитие компании и получение прибыли. Но, с другой, определенные органы власти стремятся использовать имеющиеся ресурсы для выполнения социальных функций.

Существовать в условиях этого когнитивного диссонаса длительное время чиновники не способны. Как следствие, одна из этих функций государства превалирует. И тогда мы наблюдаем, как госпредприятия пытаются использовать для маскировки неэффективной политики.

Следовательно, государственные предприятия рискуют навсегда остаться продолжением своих министерств, а не полноценным бизнесом.

Приватизация

2 Нельзя приватизировать прибыльные предприятия.

В 2016 году 94 крупнейшие компании, это так называемый "портфель ТОП-100", заработали ₴26,4 млрд прибыли. Фантастический результат по сравнению с ₴ 53 млрд грн убытка в 2015 году. Но будем честными: 5 самых прибыльных компаний в совокупности сгенерировали ₴ 35,9 млрд прибыли, а остальные 89 – показали совокупный убыток ₴ 9,5 млрд.

Часто положительный финансовый результат не связан с прогрессивными технологиями или дальновидной бизнес-моделью. Он зависит от государственной тарифной политики, благоприятных цен на мировом рынке или регуляторных ограничений, которые устанавливает государство. В таких случаях доходность не всегда является показателем эффективности. Необходимо смотреть, например, на отдачу на капитал. Если завод-гигант генерирует ₴1 тыс. прибыли, то нельзя говорить об успехах в его работе.

Удачно приватизировать предприятия больше шансов тогда, когда они еще приносят прибыль и являются инвестиционно-привлекательными. В противном случае, государство просто рискует раздать предприятия бесплатно за долги кредиторам.

3Госпредприятия продают за бесценок, поскольку сам процесс приватизации не является прозрачным.

Риск махинаций с ценой на государственные предприятия при организации их продажи есть всегда. МЭРТ стремится создать такие правила, чтобы приватизация проходила открыто. И на прозрачных аукционах можно было выручить как можно больше.

Украина имеет положительный опыт приватизации в условиях публичности. Например, когда во второй раз продавала Криворожсталь мировому гиганту металлургической промышленности Mittal Steel. Благодаря открытому и прозрачному аукциону, в котором приняли участие иностранные инвесторы, удалось повысить цену продажи с ₴10 млрд до ₴24 млрд, то есть в 2,5 раза.

Приватизация1

Чтобы приватизация была прозрачной и выгодной для государства, мы разработали новый законопроект О приватизации государственного имущества. Ознакомиться с которым можно здесь.

4 Государство сохранит производство и рабочие места, а частный владелец закроет не выгодное предприятие.

К сожалению, это может быть правдой. Частный собственник может быть заинтересован перепрофилировать предприятие, или закрыть его неэффективную часть. Но и будучи государственным, неэффективное предприятие со временем обанкротится, а его работники потеряют работу.

К тому же, государственные предприятия обычно передают в частную собственность при условии, что в течение определенного периода будут сохраняться рабочие места, а новый владелец обязуется развивать компанию.

Можно вспомнить и случаи, когда похожие предприятия частного сектора расширяют производство и трудоустраивают больше людей, чем государственные. В 2016 году на Мотор Сичи работало в 5 раз больше людей, чем на государственном Турбоатоме. Оба предприятия специализируются на производстве турбин, хотя и для разных целей.

5 Если госпредприятия приватизируют иностранцы, средства будут уходить за границу, а не в бюджет.

Учитывая барьеры входа на украинский рынок, наиболее привлекательными для иностранных инвесторов являются объекты большой приватизации. Надлежащее количество участников аукциона помогут привлечь крупные инвестиционные банки. Благодаря этому, в ходе аукциона будет сформирована справедливая рыночная цена объекта, которую перечислят в государственный бюджет.

Будущие доходы – одна из составляющих цены объекта. Потому заплатив значительную сумму за государственное предприятие, инвестор заинтересован не только в его развитии, но и в будущей прибыли.

В то же время, дальнейшие модернизация предприятия, закупка нового оборудования, наращивание объемов производства, создание новых направлений этого производства – это все прямые иностранные инвестиции. По подсчетам экспертов, каждый ₴1 млрд инвестиций через три года суммарно дает +₴3,7 млрд ВВП. Вот и посчитайте, что мы имеем, а что можем получить от приватизации.

6 Приватизация приведет к образованию олигархических монополий.

Во-первых. Государство, как регулятор, имеет значительные инструменты для предотвращения злоупотреблений в частном секторе. Чтобы предотвратить образование новых монополий, введено антимонопольное законодательство. И Антимонопольный комитет обязан не допустить к участию в аукционе покупателя, который займет более 35% рынка, в случае выигрыша. Для регулирования существующих естественных монополий (в сфере энергетики, водоснабжения и т.п.) есть НКРЭКУ. Которая должна контролировать ценообразование и предотвращать злоупотребления на рынке такими компаниями.

Во-вторых. Приватизация крупных государственных предприятий не выгодна определенным околоолигархическим кругам. Ведь, если соответствующее предприятие остается в госсобственности, можно получить коррупционную выгоду, мобилизуя имеющийся административный ресурс. И близким к административному ресурсу предпринимателям удобнее и дешевле управлять госкомпаниями, чем тратить деньги на их приватизацию. Вспомним печально известную Укрнафту, где административный ресурс был залогом неформального управления компанией одним из ее частных акционеров.

Если приватизационный конкурс открытый, олигархические группы рискуют проиграть инвесторам с мировым именем и потерять влияние на предприятие. Приватизация с привлечением в советники всемирно известных инвестиционных банков будет способствовать участию большего количества инвесторов. А это существенно уменьшит шансы олигархов на консолидацию активов в своих руках.

7 Госпредприятия не тянут деньги из бюджета, потому что находятся на самофинансировании.

Это неправда! Когда предприятие неэффективно, его владельцы должны принимать меры – от дополнительного финансирования до ликвидации. В государственных компаниях ответственность за решение финансовых проблем на правах главного акционера берет на себя государство. Оно может предоставить льготные кредиты от госбанков или государственные гарантии, докапитализировать компанию, или устроить налоговые каникулы. Но, так или иначе, улучшения финансового состояния государство осуществляет за счет государственных средств. А это – увеличение долговой нагрузки на бюджет, недополученные налоги, уменьшение доходов госбанков.

Для лучшего понимания вспомните пример Нафтогаза. Убытки возмещались за государственный заем. Это, в свою очередь, каждый раз увеличивало дефицит государственного бюджета и имело негативные последствия для макроэкономической ситуации в Украине. На конец 2013 года из ₴ 59,6 млрд займов Нафтогаза, ₴24,4 млрд гарантировало государство, еще ₴15,3 млрд предоставил государственный Ощадбанк.

Подытоживая. Неэффективные предприятия всегда тянут деньги из кошельков акционеров. В случае с государственными предприятиями, акционером является государство, кошельком – госбюджет, дотациями – средства налогоплательщиков. Чтобы они не были обузой для бюджета, государству нужно передать их в частную собственность.

Именно частные инвесторы расширяют производство, модернизируют оборудование и экспортируют украинскую продукцию на мировые рынки. Тогда как государственным предприятиям не хватает качественного менеджмента для развития и денег для реинвестирования. Как следствие, они остаются в советской индустриальной реальности и превращаются в металлолом. А придя в упадок, не интересуют никого, кроме последних романтиков, живущих воспоминаниями о промышленном величии советской Украины.

Еще сегодня государственные предприятия – источник постоянных фискальных и коррупционных рисков. А уже завтра они могут стать центром инноваций, увеличить налоговые поступления, создать высокооплачиваемые рабочие места. На какой вы стороне – решать только вам.

Максим Нефьодов

первый заместитель министра экономического развития и торговли Украины

Метки: ВВП, иностранные инвесторы, Ощадбанк, приватизация
Loading...
Loading...