Мифические все

Нормальности больше не существует. Выбор других людей в действительности не влияет на наш собственный. Чтобы принять это, нужна определенная смелость. Еще сложнее сказать: “Я сам отвечаю за свои поступки”

В одном вузе провели анонимный опрос среди студентов. Им предстояло ответить: сколько учащихся, по их мнению, списывает и списывают ли они? Почти все, уверенные в том, что большинство списывает, признались, что списывают сами. Не списывающие студенты полагали, что большинство поступает так же. Другими словами, взгляды большинства мы склонны определять на основании собственных взглядов. Так что когда вы слышите фразы вроде: “Никому это не нужно”, “Всем на все плевать”, “Никто не хочет работать”, скорее всего ваш собеседник говорит о себе.

Люди, которые боятся или ленятся что‑то менять, объясняют свое бездействие бездействием большинства. Автомобилисты, которые прут на красный, убеждены, что все поступают так же. Люди, ворующие ложечки в ресторанах, убеждают себя, что все так делают. Это очень удобно — объяснять свои слабости давлением большинства. Мол, если бы все поступали правильно, то и я бы тоже. А против системы не попрешь — все побежали, и я побежал.

Кто эти мифические “все”? Как можно измерить это “большинство”, подавляющее волю отдельных индивидов и заставляющее их бросать окурки мимо урны и мочиться в подъездах? Социологические опросы тут не помогут, поскольку люди, участвующие в них, снова‑таки корректируют ответы, учитывая мнение вездесущего большинства. Стремясь соответствовать норме, мы частенько забываем о том, что понятие норма за последние годы настолько изменилось, что можно с уверенностью сказать: нормы больше не существует.

Чтобы разобраться, как выглядит сегодня норма (точнее, то, что от нее осталось), ознакомьтесь с теорией длинного хвоста или прочитайте книгу Сета Година Все мы немного чудаковатые. Если по‑простому, то суть такова. В XX веке производство материальных и нематериальных ценностей было подчинено обслуживанию массового потребителя, обладавшего стандартными запросами и стандартными же возможностями. Все, кто в эту схему не вписывался, именовались маргиналами и массового производителя мало интересовали. Сегодня же благодаря интернету и другим возможностям вкусы и потребности людей стали разнообразнее. Возникло множество нишевых продуктов, которые можно выбирать из миллионов предложений и получать в один клик. Другими словами, теперь количество так называемых маргиналов, то есть тех, кто не довольствуется стандартным предложением, зачастую превышает количество “нормальных” людей.

Представьте себе бесконечную торговую полку. В начале стоят товары, которые условно можно назвать стандартными, например мороженое пломбир. А дальше — товары для людей, скажем так, со специфическими вкусами. Мороженое со вкусом ананаса, соленой карамели, лакрицы, ирисок, зеленого чая, черного перца и бекона. И условно нестандартного ассортимента гораздо больше ассортимента условно стандартного. Это и есть тот самый “хвост”, длина которого значительно превышает размеры “туловища”. Кстати, в Таиланде почти в каждом магазине продается мороженое с кукурузой и фасолью. То, что в одном месте считается нормой, в другом выглядит эксцентричной аномалией.

Лично для меня любые упоминания о мнении и желаниях большинства — верный маркер демагогии. Так же, как упоминания о простом человеке,— постоянном герое дискуссий в любой маршрутке. О простом человеке известно не так уж много, но достаточно, чтобы оценить масштаб его бедственного положения. У простого человека нет денег, он не пользуется интернетом и никогда не был за границей. Все, что делается, должно делаться с мыслями о простом человеке. Понравится ли ему это? Сможет ли он это себе позволить? Сможет ли он это понять? Простой человек — как отстающий ученик в классе: учебная программа должна строиться таким образом, чтобы даже до него дошло, а то, что от этого недополучают знаний остальные ученики — это их проблема. Самое интересное, что те, кто кричит о простых людях, чаще всего себя к таковым не относят. Но слишком уж это удобный демагогический прием, чтобы от него отказаться.

Простой человек — это вымышленный персонаж. Нормальности больше не существует. Мнение большинства не сформулировано. Выбор других людей в действительности не влияет на наш собственный выбор. Чтобы принять это, требуется определенная смелость. И еще больше смелости нужно, чтобы сказать: “Я сам отвечаю за свои поступки, и большинство тут абсолютно ни при чем”.

Антон Фридлянд

Писатель

Метки: Общественное мнение
Loading...
Loading...