Майдан и русские: а что потом?

ядухаАвтор: Виктор Ядуха, Росбалт

Сколь бы ни остра была текущая повестка, западу и востоку Украины уже сейчас надо обсуждать ее будущее устройство. Причем в деталях. А если оно не обсуждается, у русских есть основания считать себя пятачками из анекдота: "Винни, куда мы идем? — Свинину есть!".

Сторонникам Майдана может нравиться, когда говорят о молчании русских, из-за которого новую Украину создают без участия юго-востока страны. Но им очень не нравится, когда обсуждают сценарии отделения юго-востока.

Еще бы. Констатация факта неучастия русских в украинском проекте никому не отдавливает лапу. Одни вольны понимать это как сожаление о неподдержке русскими Майдана в нынешнем формате. Другие — подразумевать, что широкое представительство русских изменило бы его тон и повестку. А третьи думают о важности своего, русского, отдельного Майдана. И я, выходец с юго-востока Украины, в их числе.

Почему?

Во-первых, я не из тех, кто всегда болеет за победителя. Я могу искренне восхищаться Майданом и ругать земляков за то, что они не защищают свою повестку так же рьяно, как "западенцы". Но я все равно болею за своих, потому что, как и они, я связываю свою судьбу с судьбой русского исторического проекта.

Но не это главное. Главное — у меня, как и у них, нет доверия к Майдану, "Правому сектору" и ко всему, что с этим ассоциируется. И очень мало у кого из русских оно есть.

Арестович и прочие "новые лица" Майдана уверяют, что новая Украина примет юго-восток таким, как он есть, что будет, мол, вам и русский язык, и признание идентичности. Комментарии юго-востока: "Складно врешь". Правильно, четверть века не признавали равными, с чего это вдруг? Гарантии где? Конечно, можно ответить и так: раз вы сами не на Майдане, о каких гарантиях речь. Но в этом случае разговор о доверии вообще закончится. Поэтому давайте продолжим.

Я знаю, что на Майдане есть русские и русскоязычные с юго-востока. Но мне достоверно не известны ни их процент, ни их роль, ни их взгляды, ни их участие в выработке решений. И у меня нет пока оснований считать, что они представляют там свой регион, а не только самих себя.

Я согласен, что общие интересы у запада и востока Украины есть. И я знаю, какие именно — очистка страны от воров и бандитов. Разогнать гопоту. Поставить ультиматум офшорной аристократии: "Нет налогов – нет и собственности". Да. Но это сейчас. А что потом? Какой будет новая Украина (если она вообще будет) для русских?

Сколь бы ни остра была текущая повестка дня, образ будущего западу и востоку Украины надо обсуждать уже сейчас. Причем в деталях. А если оно не обсуждается, то у русских есть все основания считать себя пятачками из анекдота. "Винни, Винни, а куда мы идем? — Свинину есть!".

Русским надо обсуждать с майдановцами или теми, кто за ними стоит, найдется ли им место в новой стране, какое это будет место и какой ценой оно им достанется.

Кем, по какому принципу и как будет управляться страна после Януковича?

Останется ли она унитарной или может быть федеративной, а если унитарной, то кому и зачем это нужно?

Какие будут гарантии сохранения идентичностей и культур?

Будет ли русский язык вторым государственным — ок, при всеобщей обязательности знания украинского, но все же?

И наиглавнейший для меня лично вопрос: какими будут отношения новой Украины с Россией?

Последние четверть века эти отношения построены на взаимном недоверии. Соответственно, и между востоком и западом Украины тоже. Друг пишет: в условиях победы Майдана не останется бандеровцев и москалей, появится новая общая идентичность, общая нация. Стоящие на Майдане к этому готовы, а внешние наблюдатели — нет, поэтому, мол, они и держатся за свои стереотипы, боясь нового.

Ах, как это было бы здорово. Но вот что заявила на днях Ирина Верещук, мэр города Рава-Русская Львовской области, который объявил о своем сепаратном присоединении к Евросоюзу.

"Вы сильно недооцениваете Западную Украину, которая никуда отсюда не уйдет, даже если снимут Януковича. И если оппозиция верит, что она как-то влияет на тех, кто стоит на площади, она очень сильно ошибается. У меня в области люди говорят, что они вспомнят УПА и уйдут в партизаны. И действительно, часть из них уже копают схроны в Карпатах. И эти люди хотят не просто отставки Януковича […] Если в стране будет курс на ТС — будет настоящая война. И тогда вы уже не будете говорить, что кто-то экстремист. Уже сейчас люди спрашивают, хорошо ли охраняется газотранспортная труба".

Внешний ли это наблюдатель говорит?

Или взять интервью с лидером Правого сектора, который говорит, что его организация "Тризуб" последние 20 лет тренировалась в лесах. Хорошо говорит, улыбается на фото, а я смотрю и думаю: "Черт, кто это такой, и что там у него в голове?!" Это же надо быть очень специальным человеком, чтобы 20 лет подряд в мирное время играть в войнушку в лесах. Не говоря уже о том, что жить такой жизнью вне контакта со спецслужбами страны взрослому человеку практически невозможно.

Внешний ли он наблюдатель?

Конечно, мы живем в мире сложных систем, где всегда есть фактор случайности и безумия. Почитать, например, вот это: "На портале "Бандеровець" присутствуют: присяга рыцаря-тамплиера; цитаты из Фомы Аквинского; статьи об Opus Dei, тевтонах и мальтийцах ("Тризуб" также считает себя орденом); очерк о крестовых походах — и тут же документы Чеченской Республики Ичкерия, включая наставления амира Хаттаба; и тут же советы бойцам по самомассажу энергетических точек на кистях рук (точка "хэ-гу") и в промежности (точка "хуей-ін" — я прошу прощения, так написано)".

И это я еще не говорю о надоевших антимоскальских кричалках; о том, что по данным киевской "Сегодня", 59% людей на Майдане и Груше все же с запада Украины, и об известной мономании украинского национализма в целом.

Поэтому вы меня звыняйте, конечно. Но пока на любого из актеров Майдана я не поставил бы ни выеденного гроша, ни ломаного яйца. Даже отслеживая предсказания "новой волны беспорядков" от гг. Ермолаева-Левочкина.

Собственно, внешние партнеры Украины так себя и ведут. И если уж целые think tanks не знают, кому сейчас в Киеве доверять, то кому должны верить мы, обычные русские люди? И не отсюда ли, частично, проистекает наша пассивность?

Loading...
Loading...