Линия разрыва для Украины

Почему американский социолог Сэмюэл Хантингтон, считающий Украину классическим примером страны, расколотой цивилизационным конфликтом, не прав

У любого ученого, даже самого именитого, есть право или даже привилегия иногда сболтнуть глупость. Главное — этим не злоупотреблять. Например, Макс Вебер в 1895 году провозгласил речь, в которой призвал Германию следовать примеру Британии и стать морской империей. Историки называют ее “одним из глупейших текстов, написанных одним из мудрейших людей”. К счастью, сегодня мы вспоминаем Вебера благодаря его работам о политике как призвании или о капитализме и протестантской этике, а не той речи.

Худшее, что может случиться с ученым,— когда сказанная им глупость прилипает, как банный лист, и становится чем‑то вроде первой страницы в паспорте. 25 лет назад Френсис Фукуяма обещал конец истории. Теперь в каждом университете, куда он приезжает с очередной лекцией, первое, что у него без иронии спрашивают: что там с обещанным концом истории?

Еще один пример — книга Томаса Фридмана Плоский мир. Главный ее тезис: глобализация выравняет разные страны и сделает мир более мирным и свободным. Но ничего такого не происходит: неравность не исчезает, а усиливается, с той же прогрессией растет и уровень конфликтогенности. Иными словами, мир был и остается круглым.

Фукуяма и Фридман малоизвестны в Украине. По крайней мере, когда Фукуяма выступал во Львове, о конце истории его никто не спрашивал.

Зато у нас хорошо знают третью из ряда не самых умных книг последних 25 лет — Столкновение цивилизаций Сэмюэла Хантингтона. В этом я еще раз убедился на экономическом форуме в польской Крынице, где одна из трех посвященных Украине панелей называлась по‑хантингтонски: Столкновение ценностей: поле битвы Украины.

Напомню: Хантингтон не так оптимистичен, как Фукуяма или Фридман. В его видении будущее определит конфликт между миром западного христианства с одной стороны и православным миром, а также мусульманским — с другой. После 11 сентября 2001 года, ИГ и российской агрессии его прогноз выглядит достаточно точным.

Но лишь на первый взгляд. Второй и третий заставляют подумать о том, что: а) цивилизации не только конфликтуют, но и сосуществуют друг с другом; б) это сосуществование может производить стойкие и живучие гибриды.

Наиболее доказательный пример — наша страна. Кто читал Хантингтона, помнит: Украина в его книге фигурирует в качестве классического образца государства, расколотого цивилизационным конфликтом. Критики Хантингтона сразу обратили внимание: то, что он считает католическим Западом — территорию с грекокатолической церковью, на самом деле является гибридным Востоко-Западом. Украинская грекокатолическая церковь приняла власть Ватикана, но удержала православную литургию и догматику. И это гибридное образование пережило все репрессии в Российской империи и СССР, являясь одной из самых динамичных христианских церквей в мире.

Второй, и более свежий антихантингтонский аргумент,— крах “русской весны” в Украине в 2014 году. Эксперты, знающие Путина, полагают, что он взял тезис о столкновении цивилизаций за основу своего плана по Украине. Расчет был простым: как только российские войска войдут в страну, она расколется по линии Хантингтона, и восточная православная Украина добровольно присоединится к Москве. Но этого не случилось. И сегодня цивилизационная линия Хантингтона проходит не по Збручу, а совпадает с линией фронта.

Но даже этот контраргумент не передает ошибочности Хантингтона. Линия раскола не горизонтальна, а вертикальна. Она проходит не через, а сквозь страны. Даже в Западной Европе многие хотели бы видеть Путина лидером мира, а в мусульманском мире немало приверженцев западной демократии.

Исследования показывают: сейчас главное “столкновение цивилизаций” разворачивается вокруг “эроса”, а не “демоса”. Условно говоря, желание демократии в исламском мире исчерпывается, как только заходит речь о равных правах для женщин и связанных с этим последствиях.

Нельзя быть процветающей страной, если значительная часть населения — как, например, крепостные в Российской империи или черное население в США — исключена из равноправного участия в публичной жизни. “Woman is a nigger of the world”,— пел Джон Леннон в 1970‑х. Для современного Запада эти слова звучат анахронизмом. Достаточно посмотреть, кто занимает главные политические посты в Британии и Германии или вполне вероятно будет занимать в США после ноября 2016 года.

На нынешнем форуме в Крынице меня больше всего утешили две вещи: большое количество делегатов с востока Украины (Днепра, Мариуполя, Никополя) и то, что многие из них были не делагатами, а делегатками. А если так, то грех махать на Украину рукой.

Ярослав Грицак

Историк, публицист, профессор Украинского Католического университета

Метки: Восток-Запад, Украина, цивилизационный конфликт
Loading...
Loading...