Кому нужен закон о языке?

Тему статуса русского языка поднимал и Леонид Кучма еще в 1994 году, и Виктор Янукович в 2004 году. Другое дело – разница между их обещаниями и тем, что они предпринимали, став президентами. Например, Кучма в результате проводил взвешенную языковую политику. Речь шла о мягкой украинизации: умеренной и гибкой. Некоторые критиковали его за то, что он не сдержал обещаний, которые могли бы расшатать ситуацию, а наоборот – действовал в итоге в правильном направлении.

К сожалению, у Януковича ситуация вышла хуже. Языковую тему использовали в 2004 году, и уже меньше в 2010-м – тогда больший акцент был на социальных вопросах. Но все же пусть непрямо, но язык оставался главной темой, которую активно использовали для мобилизации русскоязычных избирателей. Тема языка стала темой политической идентичности. Партия регионов непрямо, но достаточно активно и эффективно позиционировала себя как партия русскоязычных. Позже, уже где-то в 2007-м и на выборах 2010-го они, конечно, пытались расширить свою электоральную базу за счет Центральной Украины. Поэтому тема языка все же не форсировалась.

Вообще закон правильный, его нужно принимать, но действовать гибче и аккуратнее. Главная проблема в том, что регулярное использование языковой темы как политического инструмента работает на раскол электората. Однако, я полагаю, что на выборах-2019 языковая тема все же не будет главной. Она, конечно, используется, в том числе президентом, но среди предложенных законопроектов проголосовали за умеренный документ – не политтехнологический.

Если бы хотели добавить перца, показать борьбу «за українську мову», то у президента действовали бы более радикально. Поэтому речь идет о внутреннем конфликте интересов. С одной стороны, эту тему хотят использовать на выборах и показать, что президент немало сделал для укрепления позиций украинского языка, особенно в информационной сфере. А с другой – есть понимание того, что нужно не навредить, не усугубить ситуацию.

Хотя получилось рискованно. И здесь сыграли свою роль настроения воинственного патриотизма в Раде. Приближение выборов – и президентских, и парламентских – усиливают эти эмоции. Некоторые депутаты занимают вполне искреннюю идеологическую позицию – Княжицкий и другие. Группа достаточно большая. Другое дело, что они не совсем точно понимают ситуацию в регионах риска. Особенно меня волнует Харьков и Одесса.

Есть также другой риск. Хотя политические силы, которые продвигают этот закон, попытаются использовать его в своих электоральных интересах, волей-неволей они подыгрывают прямо противоположному флангу. В том, что Оппозиционный блок, «За життя» и прочие мураевы-новинские попытаются использовать закон в своих интересах, нет никаких сомнений. Для них уже существует одна такая тема – религиозная: они борцы за сохранение Московского патриархата. Теперь, к сожалению, добавился еще и язык.

 

Владимир Фесенко

Политолог, директор Центра политических исследований "Пента"

Новое Время

Loading...
Loading...