Кого венгры ищут в Закарпатье?

Если Украина будет проявлять такую ​​же импотентность, как в свое время с Крымом и Донбассом, то ситуация будет раскручиваться чем дальше, тем хуже

В свое время миссию ОБСЕ назначили для мониторинга ситуации на Донбассе. Речь шла о регионах Луганской и Донецкой областей: серой зоне, подконтрольных и неподконтрольных территориях. И в документах указано: действие миссии распространяется на всю территорию Украины. Это частично верно: в Закарпатской, Черновицкой и Львовской областях также находятся внутренне перемещенные лица. И такие полномочия наблюдателей ОБСЕ вытекают как из Минских договоренностей, так и из устава миссии.

 

Возникновение ситуации в Закарпатье имеет несколько причин:

 

Во-первых, избирательный процесс, который сейчас проходит в Венгрии. Чтобы поднять свой рейтинг, премьер-министр Виктор Орбан, его политическая сила и союзники решили искать внешнего врага. Кроме украинцев, к последним отнесли словаков, румын, и т.д. Это характерно для венгерского сообщества, и это надо воспринимать как факт.

 

Во-вторых, в настоящее время Будапешт имеет очень тесные связи с Москвой, которые продиктованы экономическими, энергетическими и бизнес-договоренностями. Поэтому Будапешт всегда смотрит на отношения с соседями или другими союзниками через ретроспективу диалога с Москвой.

То же самое во внутренней политике. Как-то я спросил у венгерского посла: «А для чего Виктор Орбан выходит с идеей двойного гражданства, если вы и так находитесь в ЕС»? Он ответил: «Ну вы же понимаете, что это политика?».

Я понимаю, но понимают ли их люди, что Орбан просто говорит неправду? Для себя я понимаю только то, что он из неолиберала превратился в некоего националиста, получив в качестве союзника «Йоббик», партию с правыми радикальными взглядами. Нужны были Орбану союзники в парламенте – вот и сдвинулся в риторике вправо.

 

В-третьих, европейский континент, как и весь мир, находится в тренде конфронтационной политики. Она распространяется не только на отношения ЕС-Россия, а, в том числе, на отношения между странами ЕС и непосредственно в самих странах – между представителями власти и оппозиции. То же самое мы наблюдаем внутри Украины: происходит поиск конфронтации, а не компромисса.

 

В-четвертых, история украинско-венгерских отношений очень интересна – пронизана как величественными, так и драматическими событиями и фигурами. Но историю нужно знать не для того, чтобы делать на ней политику, а для того, чтобы выносить оттуда определенные уроки.

ЗУНР, события в Хусте – в таких конфронтационных условиях всегда выдергивается какой-то факт из истории, который потом накручивают и делают из этого трагедию.

 

22 марта – это день расстрела и сожжения Хатыни. Пока все спят, но совсем скоро проснутся и до конца месяца будут нам рассказывать о том, что ко всему этому имеют отношение украинские националисты. Недавно Буковинский курень прошелся «чернымшествием», а вот теперь вспомнят Хатынь и свяжут эти два события между собой. Хотя на самом деле в отдельных моментах тут все же есть связь.

 

В-пятых, сегодня в ЕС царят очень сильные центробежные тенденции – каждая страна ищет себя. Это также осложняет ситуацию в Закарпатье. Пять лет назад Брюссель бы просто дал по носу – и все затихло! Сейчас же, из-за Брексита и т.д., Брюссель подвергается очень сильной коррозии.

Ситуация на Закарпатье всегда была сложной. На Донбассе были свои основания раскручивать подобный сюжет, а там – свои. А если бы не было, то нашлись бы. Проблема в государственной слабости Украины. Власть заботится не о функциях государства – обороне, безопасности и внешней политике – а вместо этого полезла в экономику. Ведь это повод «сесть на жилочку» – читай «коррупция».

Поэтому, во избежание осложнения ситуации в Закарпатье, нужно усилить государство в его естественных государственных функциях. Начали рассказывать о том, что, мол, сейчас возьмем и отделимся – раз, дал по носу! – и все затихло. Только это надо делать сразу, а не доводить ситуацию до того, что бегают отряды вооруженных людей. Следует создать условия, в которых человек бы чувствовал себя спокойно, потому что знал бы: у государства все под контролем. Не надо повторять ситуацию на Донбассе, где сейчас люди с автоматами имеют все, а три миллиона просто стали заложниками.

В дальнейшем все будет зависеть от того, какой будет Украина и как она будет реагировать на подобные ветры со стороны Венгрии, Польши, Беларуси, России, и т.д. Если же государство будет проявлять такую ​​же импотентность, какв свое время с Крымом и Донбассом, то ситуация будет раскручиваться чем дальше, тем хуже.

У смежных наций и государств всегда есть о чем говорить. И у румын есть свои темы, и у белорусов тоже. Мой учитель вождения говорил: «Помни, на дороге или все выполняют правила и все безопасно, или если не ты ударишь, то тебя».

А государство на то и существует, чтобы заставить выполнять правила. И когда одна страна, как Россия, делает шаг к аннексии, то вторая должна нанести удар, чтобы остановить. Та же ситуация и здесь. Украинская реакция на события в Закарпатье слишком мягкая. В ответ нам надо применять все рычаги: как дипломатические, так и экономические и энергетические.

Роман Бессмертный, НВ

 

Loading...