Когда нет культуры, приходят параноики

дубовикАвтор: Александр Дубовик, День

Время пластично. Оно сжимается, а может быть и растянуто на многие десятилетия. Мы живем во время, когда делается история. Находимся на гребне, который все время движется, и мы не знаем, куда он повернется. Живем в состоянии ожидания, в состоянии тревоги, думаем о будущем. Наконец, думаем о судьбе страны больше, чем о себе. Я гражданин этой страны, и меня все это пугает. С одной стороны эта жестокость, которая становится все более и более агрессивной, тяжелой и непредсказуемой. Но есть и положительная сторона — меняется мировоззрение, парадигма отношений в обществе. Отношения людей, отношение к стране, отношение друг к другу. Это решительные перемены на много лет вперед. Это тот задел, который объединяет нацию, объединяет людей, делает их более сдержанными, дает понимание, что любое сказанное слово может потом обернуться трагедией. И еще — непередаваемое ощущение причастности к великому делу.

Время спрессовано, за полгода происходят события, которые могли бы растянуться на десятилетия, сжаты в какие-то дни или даже часы. И это сжатое, конденсированное время дает возможность принять судьбоносное решение. Есть попытки создать европейское общество, поменять взаимоотношения между властью и народом. Сейчас совершаются многие вещи, которые раньше и не мыслились. На десятки лет был растянут процесс выхода в Европу, а сейчас он стремительно сокращается. И за это, хоть и парадоксально, мы должны поблагодарить Путина. Он объединил нацию, он приблизил нас к Европе, он помог создать армию в таких «пожарных» условиях для жизнеобеспечения страны. В это время говорить о культуре, об искусстве кажется странным, потому что есть страшные вещи, о которых нужно и можно говорить. Расхожая фраза о том, что когда говорят пушки, музы молчат, неправильна. Все наоборот, когда замолчали музы, начали говорить пушки. Когда нет культуры, пришли дикари со своими правилами игры, представлениями о мире, жадные, нахрапистые, думающие только о своих интересах, о «животе своем».

Что такое культура? Это нечто эфемерное. Дело не в книгах, дело не в том, что люди читают или смотрят по телевидению. Все это вторично. Дело в очень тонких связях, которые цементируют общество и создают атмосферу того, что есть предел для агрессии. Когда нет культуры, приходят параноики, страшные люди, желающие переделать этот мир под свои запросы, желания и, что самое смешное, под свои амбиции. Я недавно перечитал Жан Жака Руссо, ХVIII век. Он пишет, что разум — эфемерная вещь, людьми руководят страсти, а разум нужен для того, чтобы потом осознать, что они натворили. Говорю сейчас о «подписантах» из Москвы, которых называю «батальон Жириновского», — это помутнение рассудка. Когда эти люди придут в себя, им будет стыдно за то, что они делали и говорили. Это страшная вещь. Мережковский предрекал в начале ХХ века пришествие хама. И вот, через век, хам пришел, но явился миру в обличии интеллигенции, как это ни странно и ни парадоксально. Это лакейство перед властью. А ведь интеллигенция всегда несла в себе миссию противодействия любой власти, это был тормоз, вязкая масса, которая сдерживала дикие вещи. Теперь все это исчезло. Они стали работать на власть. И вот это страшно.

Но я не испытываю ненависти к этим людям. Просто удивлен и с печалью смотрю на все это. Понимаю, со временем это вернется на круги своя, у нас всех просто нет другого выхода. Мы должны жить рядом, сосуществовать. Но они будут в другой парадигме, эти отношения. Это будет совершенно другое общество, без дурацкого «старшего брата». Когда с Россией будут не «братские», а хорошие отношения, когда нас будут просто воспринимать как людей. Нам нужно пережить этот кризис, этот кошмар, подавить его, успокоить. Я верю в Украину и верю в ее особую миссию.

Метки: Россия
Loading...
Loading...