Как в странах ЕС добиваются прозрачности бизнеса

вропа в очередной раз ужесточает требования по борьбе с отмыванием денег

Пока украинские власти пытаются запустить кампанию по выявлению бенефициарных собственников отечественного бизнеса, Европа продолжает ужесточать требования к прозрачности местных компаний. Так, неделю назад, 26 июня, вступила в силу четвертая директива Евросоюза, направленная на противодействие отмыванию денег, полученных преступным путем. Страны-члены ЕС обязаны имплементировать ее положения в локальное законодательство в течение ближайших двух лет.

Напомним, что 20 мая 2015 года четвертая директива ЕС о противодействии отмыванию денежных средств (4th Anti-Money Laundering Directive, AMLD) была подписана президентом Европейского парламента и президентом Европейского совета. Текст был опубликован в Официальном журнале Европейского Союза (The Official Journal of the European Union), а вступление в силу состоялось спустя 20 дней после публикации.

Среди целого перечня изменений, которые вводятся данной директивой, одно из ключевых требований – вести централизованные реестры бенефициарных собственников европейских компаний. Такие реестры должны быть сформированы всеми без исключения странами ЕС до конца июня 2017 года. В них будет содержаться информация о физических лицах, в частности, имя, дата рождения, их резидентство и гражданство.

Новые правила направлены на усиление прозрачности теневых структур. Важно отметить, что требования о ведении реестра бенефициаров имеют в виду не только бенефициаров юридических лиц, но и конечных выгодоприобретателей структур без образования юридического лица – трасты и фонды.

Реестры бенефициаров не будут доступны широкой публике. Доступ к данным, содержащимся в реестрах, смогут получать лица (физические и юридические), которые сумеют доказать наличие у них «законного интереса» (Legitimate interest) для ознакомления с имеющейся информацией. Неограниченный доступ к реестрам будут иметь лица, выполняющие свои законные обязанности (obliged entities).

При этом не нужно забывать, что любые ужесточения доходят отголосками и до Украины. И прежде всего влияют на тот бизнес, который имеет партнеров в Европе, планирует мигрировать в этот регион или пользуется услугами европейских банков.

Как все начиналось

Борьба с легализацией в Европе ведется уже не одно десятилетие. Еще в далеком 1991 году Совет Европейского Союза принял знаменитую директиву 91/308/EWG. Согласно этому документу, страны – члены ЕС обязаны были признать легализацию доходов уголовно наказуемым преступлением и скорректировать с учетом данного требования свое законодательство.

Именно с этого момента европейские финансовые учреждения начали более тщательно идентифицировать клиентов, а также отслеживать вызывающие подозрения финансовые операции. Кроме того, эта директива заложила фундамент для раскрытия банковской тайны, да и в принципе основные стандарты противодействия доходам, полученным преступным путем.

Спустя 10 лет Совет ЕС принял новую директиву 2001/97/ЕС, которую заочно окрестили «второй». Она значительно расширила круг организаций, на которых распространялось требование информировать о подозрительных операциях. Помимо этого, регуляторным органам стран – членов Евросоюза вменялась обязанность отслеживать развитие способов отмывания денег и инструментов борьбы с ними, а также доносить эту информацию до ответственных лиц.

Вместе с тем нарастание борьбы с экономической преступностью и терроризмом в международном масштабе, которое выражалось в разработке и принятии различных конвенций ООН, а также в публикации все новых рекомендаций FATF, спровоцировало достаточно скорое появление новой, третьей директивы 2005/60/ЕС.

Во-первых, этот документ ввел новые категории мер осмотрительности при взаимоотношении с клиентами – так называемые customer due diligence measures. В итоге появилась возможность применять упрощенные, стандартные или усиленные меры в зависимости от степени риска для определенного клиента или транзакции.

Во-вторых, именно третья директива закрепила определение политически значимых лиц и шаги, которые должны приниматься в их отношении.

В-третьих, были внедрены обновленные правила по идентификации, которые предусматривали раскрытие конечных бенефициаров юридических лиц.

В-четвертых, было практически запрещено ведение анонимных счетов, а также в очередной раз расширен перечень лиц, на которых возлагалось обязательство отслеживать операции клиентов и сообщать о них. Так, помимо кредитных и финансовых учреждений, казино, агентов по недвижимости, аудиторов, бухгалтеров, налоговых советников, нотариусов и юристов, в данный круг попали компании, оказывающие услуги по созданию и юридическому сопровождению компаний и трастов.

Плюс ко всему, если вторая директива ЕС обязывала усиленно контролировать клиентов лишь в случае операций, которые не проводятся «лицом к лицу» (non-face to face operations), то согласно директиве 2005/60/ЕС, меры усиленного контроля должны также применяться при корреспондентских отношениях финансовых учреждений с партнерами, которые находятся в других юрисдикциях. Это, фактически, расширило влияние законодательных требований Евросоюза далеко за его пределы и стало прообразом методики «Знай своего клиента».

С чистого листа

Несколько лет назад произошел очередной пересмотр и обновление рекомендаций FATF. Это подтолкнуло Совет ЕС вновь пересмотреть свои требования к предотвращению легализации денежных средств и финансирования терроризма, что и воплотилось в декабре 2014 года в принятую Европарламентом четвертую директиву.

Ее можно охарактеризовать одной фразой: «Больше ограничений, жестче последствия». Многое меняется в подходах к оценке рисков в целом. В частности, страны – члены ЕС должны не только выявлять вероятность легализации доходов и минимизировать ее, но и передавать свои наработки другим государствам. Четвертая директива к тому же усиливает меры осмотрительности при отношениях контрагентов с клиентами, и не допускает исключений, а также упрощает обмен информацией между странами.

Ну и, безусловно, ужесточается раскрытие детальной информации о бенефициарах. Директива предусматривает, что данные о собственниках бизнеса будут более доступны и прозрачны, для чего необходимо сформировать специальные публичные реестры.

Откроют или нет?

Пока что сложно сказать, как именно новые законодательные реалии ЕС отразятся на украинском бизнесе. Наша страна не является членом Евросоюза, поэтому требования директивы на отечественные компании напрямую не влияют.

Однако, например, украинские банки уже ощутили, как их коллеги из Европы соблюдают назидания FATF и процедуру «Знай своего клиента». По крайней мере, в последние годы запросы о бенефициарных владельцах и данных по отдельным платежам стали обыденным явлением. И велика вероятность, что теперь таких запросов станет еще больше. А значит, вопрос конфиденциальности владения бизнесом и защищенности операций становится все более актуальным.

Помимо этого, как уже упоминалось ранее, в реестре бенефициаров будут указываться имена, даты рождения, национальность и место постоянного проживания реальных владельцев компаний, трастов и других юридических лиц, зарегистрированных на территории любой из стран ЕС. Это неминуемо затронет собственников компаний, которые зарегистрированы в Европе.

Пока что речь идет о том, чтобы информация о бенефициарах раскрывалась ограниченному кругу лиц, которые обоснуют свою потребность в ее получении. С одной стороны, это действительно облегчит выявление людей и структур, которые занимаются открыто незаконной деятельностью. С другой – избавит бизнес от излишнего внимания правоохранительных и фискальных органов, минимизирует их вмешательство в его работу. К тому же на данный момент все еще нет единого мнения, кто будет иметь доступ к реестрам.

Например, Германия, Польша, Испания еще на момент принятия директивы выступили против того, чтобы сделать данные о бенефициарах полностью открытыми, поскольку опасаются коррупционных действий и использования этих данных в противозаконных целях. Пока все члены Евросоюза не поддержат тот или иной механизм раскрытия собственников, его полноценная имплементация будет под вопросом.

К тому же действенный инструментарий, который позволяет выявить именно фактических, а не номинальных владельцев компаний, во многих странах до сих пор отсутствует. Поэтому бизнесу придется волноваться только в 2017 году. И то не факт, что условия директивы к тому времени не изменятся под давлением стран, которые противятся излишней открытости и прозрачности.

В любом случае, грамотное структурирование бизнеса с учетом особенностей законодательства отдельно взятых стран позволяет минимизировать риски, возникающие с новыми правилами работы в странах Евросоюза.

Наталья Ульянова

директор департамента международного налогового планирования ЮФ ICF Legal Service

Метки: бенефициары, бизнес, отмывание денег, проверки бизнеса
Loading...
Loading...